18.09.2017

Дегенерация медоносной пчелы. Причины, последствия и перспективы

Дегенерация медоносной пчелы. Причины, последствия и перспективы Несмотря на все более усиливающийся с годами негативный разговорный оттенок этого слова, в биологии слово «дегенерация» предельно точно передает следующее: вырождение, ухудшение из поколения в поколение ценных приспособительных или хозяйственных свойств растений или животных [6].

Именно о такой дегенерации медоносной пчелы и пойдет речь далее.


Явление ослабления пчел, переселенных в искусственные жилища, было отмечено современниками той эпохи, когда происходил окончательный переход от бортничества к пасечному содержанию пчел на огромных пространствах России, Украины и Литвы.

Доместицированные пчёлы неизбежно утрачивали многие ценные качества своих диких предков. Причём степень утраты этих качеств или, как говорили, «ослабление пчёл» напрямую зависела от того, насколько далеко от лесов с обитающими там дикими пчёлами культурные пасеки продвигались в степные пространства. Больше всего бросалось в глаза, особенно в зоне таёжного пчеловодства, что пчёлы превосходно зимовали в своих естественных жилищах, в то время как зимовка в ульях всегда сопровождалась значительным отходом и ослаблением семей [1].

Огромный интерес в связи с этими процессами представляют капитальные труды Николая Михайловича Витвицкого (1764-1853 гг.), самобытного пчеловода, исследователя и изобретателя оригинального улья, к великому сожалению, автора малоизвестных широкому кругу читателей работ. Так как его книги по пчеловодству, вышедшие в первой половине ХIХ века, ни разу впоследствии не издавались и стали доступными только в последние годы, благодаря Интернету.

Будучи очень образованным человеком (Витвицкий окончил философский факультет Львовского университета, в совершенстве знал почти все европейские языки, преподавал и заведовал кафедрой философии в лицее) и современником переходного периода, он оставил поистине бесценные для пчеловодческой науки факты и выводы, в том числе касающиеся отдаленного будущего медоносной пчелы и пчеловодства в целом. Все его выводы опирались на данные, полученные в результате многолетней работы с пчелами на весьма обширных территориях и в разных губерниях Российской империи. Кстати и до сих пор многое в его жизни остается неизвестным, также не сохранилось ни одного его портрета.

Как нам кажется, сложившаяся в силу ряда обстоятельств ситуация по умолчанию заслуг Н.М. Витвицкого в развитии пчеловодческой науки и неизвестность его работ широкому кругу зарубежных читателей является явной несправедливостью по отношению к памяти выдающегося ученого-пчеловода. Тем более в преддверии юбилейной даты – 250-летия со дня его рождения, которая отмечалась в 2014 году. В рамках данной темы очень важен вывод Н.М. Витвицкого, что без сохранения бортевого пчеловодства не удастся избежать общего ослабления домашних пчел и снижения их продуктивности. И, судя по всему, его прогнозы, сделанные почти два столетия тому назад, полностью подтвердились.

Как уже указывалось, все его выводы о медо-восковой продуктивности диких и домашних пчел были сделаны на основе очень многих наблюдений и опытов, которые всегда свидетельствовали о полном превосходстве диких пчел над одомашненными. Более подробная информация о его разносторонних исследованиях заняла бы слишком много места. Стоит лишь обратить пристальное внимание на интереснейший опыт, проведенный Н.М. Витвицким. Этот опыт поистине уникален, потому что повторить его в наше время, к сожалению, уже невозможно, так как «совершенно диких» (по классификации Витвицкого) пчел, которые укрывались в глуши непроходимых лесов и никогда не находились ни в ульях, ни в бортях, и сохранивших все их природные качества, уже попросту нет.

Кроме того, опыт уникален тем, что дает количественную характеристику степени дегенерации медоносной пчелы уже на достаточно ранней стадии ее одомашнивания. Опыт заключался в следующем. Несколько пойманных роев от диких пчел, живших в лесах, были поселены на его пасеке. Одновременно были посажены в ульи такие же по весу рои, вышедшие из семей пасеки. Поздней осенью оказалось, что дикие пчелы собрали почти по три пуда меда, а пасечные не собрали и по одному [8].

В данном случае имеется трехкратное (!) превосходство в продуктивности диких роев


Наиболее интересным в этом опыте является то, что сравнивается продуктивность не семей, живущих в дуплах и ульях, где бы эта разница в медосборе могла быть даже логически ожидаема и предопределена. В опыте участвовали пчёлы роевые, казалось бы, находящиеся в довольно равных условиях, т.е. они не переносили зимовку, физиологически вроде бы равноценные друг другу и т.д., но, тем не менее, налицо такая колоссальная разница в результатах их работы.

Уже этот опыт, как и существовавшая раньше практика улучшения показателей пасечных хозяйств за счет «прилития свежей крови» диких пчел, показывает, что «ослабление» домашних пчел является следствием не физиологических, а генетических причин. То есть, генетически домашние пчелы достаточно сильно изменены по сравнению со своими дикими предками. И, судя по всему, эти изменения происходят и накапливаются в культурных популяциях пчел довольно быстро.

И главным фактором, обуславливающим этот процесс, является зимовка пчел в искусственных жилищах.


Ежегодные потери семей у пчеловодов ряда регионов Средней полосы России составляют 10-30%, в отдельные годы достигая 80 и более процентов. Учитывая к тому же недолгую жизнь матки, радикальное изменение генофонда любой отдельной популяции домашних пчёл происходит за 3-4 года, максимум за 10 лет.

Таким образом, это подтверждает, что зимовка является доминирующим и очень жестким фактором отбора. В экологии подобные факторы получили название лимитирующих. Однако особенностью зимовки домашних пчёл является то, что они живут и зимуют в условиях аномальных и более тяжёлых, чем их дикие собратья. И акцент отбора смещается не на выживание биологически самых продуктивных семей, как это происходит в природе, а на выживание тех, которые могут противостоять губительным условиям зимовки в ульях и зимовниках. Вовсе необязательно, что в широком плане выживают наиболее продуктивные и генетически наиболее полноценные семьи. Весомые преимущества в распространении своего генофонда получают лишь те, которые наиболее хорошо переносят зимовку в экстремальных, по сравнению с естественными, условиях. И дальнейший отбор, как естественный, так и искусственный, имеет уже дело только с обеднённым генофондом, который прошел и постоянно должен проходить через узкое бутылочное горлышко наиболее жёсткого лимитирующего фактора отбора.

Противостоять, хоть в какой-то степени, действию такого аномального отбора раньше можно было только практикой постоянного «освежения крови» разводимых пчел за счет их диких сородичей, но по мере исчезновения диких пчел аномальный отбор приобрел неотвратимый и гибельный характер, продолжаясь и поныне.

Последствия утраты пчелами высокой биологической продуктивности и устойчивости к болезням проявились очень быстро, приобретая в северной части ареала медоносной пчелы катастрофический характер. Важнейшим и довольно быстрым последствием общей дегенерации медоносной пчелы стало широтное смещение основных зон производства продуктов пчеловодства на многие сотни километров к югу. Россия, производившая в ХYI веке меда и воска в два с лишним раза больше, чем сейчас производит весь мир, и имевшая 60 млн пчелиных семей, полностью утратила славу «медоточивой» страны [7]. Кстати, и имеющиеся на сегодня данные о былом производстве меда и воска в России получены только благодаря скрупулезному изучению Н.М. Витвицким многочисленных бухгалтерских и торговых документов прежних столетий.

По данным ФАО, в 2000-2005 гг. производство меда в России составляло лишь 4% общемирового производства [4].


Вторым важнейшим последствием этого процесса стало обвальное общее снижение производства продуктов пчеловодства во всем мире, что повлекло и серьёзные изменения в углеводном рационе человечества. Моносахариды, широко распространённые в природе, и поэтому эволюционно более адекватные организму человека, стали замещаться дисахаридом (свекловичным или тростниковым сахаром), что не могло не отразиться на здоровье людей.

Естественно, что дегенерация пчел была далеко не единственной причиной таких изменений. Большое влияние оказали и климатические изменения, и уничтожение природных экосистем, и вырубка колоссального количества липовых деревьев, и такие экономические факторы, как увеличение производства сахара и т.д.

Но даже и все они не могут существенно снизить ту роль, которую сыграл в мировом пчеловодстве фактор аномального отбора при переселении пчел в искусственные жилища. Почему в первую очередь пострадало пчеловодство именно северных широт?

Все предельно просто – на краю ареала куда более жесткий отбор по сравнению с центральными частями ареала, где в целом более благоприятные условия для обитания вида. Поэтому снижение продуктивности и жизнеспособности одомашненных пчел тут же отразилась на всех экономических показателях пчеловодства северной зоны, сделав его менее рентабельным, более рискованным, и, соответственно, менее привлекательным для населения.

А как отразилось катастрофическое снижение (минимум на порядок) численности пчел на огромных пространствах, главным образом, Восточной Европы, можно только догадываться, поскольку мониторинг природных экосистем дело вообще относительно новое и заниматься им в прежние века вряд ли кому приходило в голову. Надо заметить, что прибыль, получаемая за счет опыления пчелами сельскохозяйственных культур, как выяснилось относительно недавно, в 42 раза превышает стоимость меда [5]. Кроме того, роль пчел опылением сельскохозяйственных культур не ограничивается.

Пчелы являлись неотъемлемым компонентом таежных экосистем на протяжении многих и многих тысячелетий, и другие виды насекомых вряд ли смогут их заменить, поскольку в массовом порядке исчезают на обрабатываемых территориях и не могут составить сколько-нибудь заметную конкуренцию пчелам, сила семей которых, даже в ранневесенний период, достигает многих тысяч особей. Совокупный вклад шмелей, одиночных перепончатокрылых, ос, жуков, двукрылых и др. в опыление сельскохозяйственных растений составляет не более 10-20% [3]. Как изменились природные экосистемы, какие виды выпали из них или сократили свою численность, как изменили свои кормовые свойства сенокосные угодья и пастбища – на все эти вопросы объективно ответить невозможно.

Можно только предполагать, насколько или во сколько раз снизилась продуктивность и качественный состав как естественных, так и искусственных экосистем и, соответственно, стоимость получаемых с них продуктов питания, будь то продукция растениеводства или животноводства.

Процесс утраты пчелами высокой биологической продуктивности и устойчивости к болезням отнюдь не прекратился на первых этапах одомашнивания. После переселения пчел в ульи он ни на минуту не прерывался, действует сегодня, и его действие будет продолжаться и в будущем.

Все отличие только в том, что сейчас дегенерация пчел приобрела более медленный характер, и любому ее проявлению зачастую предшествует длительный латентный период. Но это отнюдь не снижает неотвратимую мощь его воздействия на пчелу как вид, как и степень нависшей над ней угрозы.

На пчел обрушился вал болезней. Некоторые из них уже настолько серьезны, что противостоять им сами по себе, как это было раньше, без вмешательства и помощи человека, пчелы уже не могут. Явление «распада» или «коллапса» пчелиных семей, охватившее многие страны на разных континентах, вероятно не драматический эпизод, а начало глобальной и общей трагедии. Она может коснуться всех обитателей Земли.

Экологическая действительность такова, что 3/4 растений живут в симбиозе с опылителями. Вообще, очень быстрая по геохронологическим меркам смена споровых и голосеменных растений на цветковые, заселившие почти всю Землю при потрясающем видовом многообразии, произошла и за счет взаимного приспособления друг к другу растений и животных-опылителей, среди которых на первом месте несомненно стояли насекомые.

Симбиоз видов за счет улучшения перекрестного опыления многократно увеличил скорость изменения признаков растений и, соответственно, скорость их эволюции. То есть почти все современные ландшафты формировались при активном участии опылителей, среди которых медоносная пчела занимает по праву одно из главных мест, особенно в средних широтах. Именно поэтому распространяющаяся в мире новая угроза для пчел может иметь для этого географического пояса куда более тяжелые последствия, чем для природы более теплых стран, где значительно большее видовое многообразие других опылителей и более длительный период вегетации, позволяющий последним эффективно наращивать свою численность. В средних широтах, особенно в таежной зоне, хоть как-то заменить пчелу другие опылители не могут. Поэтому вымирание пчел в Европе может привести к исчезновению (в перспективе) 80% видов растений, произрастающих на ее территории.

Человечество столкнется с угрозой утраты из его рациона 1/3 части пищевых продуктов, производимых с участием пчел, преимущественно фруктов и овощей. Надо сказать, что перспектива пищевого рациона, состоящего из плодов, стеблей и листьев ветроопыляемых растений (т.е. в основном злаков) выглядит поистине удручающей. Можно ли как-то изменить существующую гибельную для вида тенденцию с помощью только искусственного отбора? По-видимому, очень сложно. Несмотря на постоянный сознательный и бессознательный искусственный отбор, домашние пчелы не только не увеличивают свою продуктивность (как это происходит со всеми домашними животными), но ее, как видно из опыта Н.М. Витвицкого, не удалось поднять даже до уровня их диких сородичей. Имеющиеся на сегодня успехи в медосборе обусловлены, в первую очередь, технологическими причинами, а отнюдь не селекционными.

И то, что спаривание пчёл долгое время не поддавалось контролю со стороны человека, довольно слабый аргумент в реабилитации столь своеобразных «успехов» селекционной работы пчеловодов. В конце концов, такого контроля за спариванием в течение очень долгого периода разведения не было и у многих сельскохозяйственных животных, однако, даже только за счёт бессознательного отбора достижения были очевидны уже на самых ранних этапах приручения. Т.е. в пчеловодстве что-то противодействует целенаправленной селекции, проводимой человеком, по существу, сводя на нет результаты как методического, сознательного, так и бессознательного искусственного отбора на повышение продуктивности. И это «что-то» – опять-таки аномальный отбор, связанный с обитанием пчел в искусственных жилищах и, в первую очередь, с зимовкой в них. Попробуем доступно объяснить, почему складывается такая крайне неблагоприятная ситуация с медоносной пчелой, которая успешно противостояла всем воздействующим на нее природным факторам в течение многих миллионов лет.

Любой селекционер знает такую нехитрую истину: вести отбор по одному признаку предельно просто, сложность отбора сразу по двум признакам возрастает в несколько раз, а с дальнейшим увеличением числа признаков селекция становиться низкоэффективным занятием. Из этого достаточно очевидно, что пчела, обитающая в искусственных жилищах, находится в явно неравных условиях в сравнении (в частности) со своими паразитами (начиная от вирусов и кончая высшими организмами). Если последние решают лишь одну основную задачу – преодолеть резистентность организма хозяина, без решения которой они попросту исчезнут как виды, то отбор пчел ведется, как минимум по двум направлениям: приобретение хотя бы минимально достаточной резистентности к паразиту и, одновременно, приобретение признаков, позволяющих переносить аномальные условия зимовки и жизни в искусственных жилищах. Причем второе осуществлять с немыслимой скоростью, если учесть, что «притирка» пчелы к жизни в дупле живого дерева длилась десятки миллионов лет и сопровождалась огромными изменениями в морфологии, физиологии и этологии насекомого.

И проигрыш пчел в таком неравном соревновании неизбежен (как и проигрыш человека, пытающегося решить проблемы с помощью медикаментозных препаратов или лечебных технологий). Рано или поздно продолжающаяся «химизация» пчеловодства должна привести к тому, что польза от потребления его продуктов будет полностью перекрыта вредностью поступающих вместе с ними химических веществ.

Таким образом, в существующих на сегодняшний день обстоятельствах задача сохранения пчел, даже как вида, решения практически не имеет. Мириться с таким положением дел вряд ли возможно для человека, являющегося явно заинтересованной стороной. И это даже без учета мрачных пророчеств, предрекающих исчезновение человечества после исчезновения пчел.

Как же изменить ситуацию? Путь только один – восстановить нормальное течение естественного отбора.


Это можно было бы сделать, во-первых, за счет создания обширных резерватов для обитания пчел в дуплах живых деревьев. Однако почти никаких реальных перспектив это направление не имеет из-за громадных изменений, произошедших в лесном фонде планеты. В современных лесах средних широт практически полностью отсутствуют дуплистые деревья, пригодные для обитания пчел, а для появления имевшегося в прошлом количества дупел требуется по меньшей мере 200 лет.

Однако современные правила лесопользования (например, в России), такой возможности не предоставляют, поскольку, в частности, возраст спелости хвойных насаждений определен почему-то в 100 лет и превысившие этот срок насаждения уже являются «перестойными», т.е., по сути, олицетворением бесхозяйственности лесников, допустивших это. Таковы правила, хотя есть все основания сомневаться, что лес более старшего возраста начинает снижать столь ценимый лесниками общий прирост древесины на единице площади. Поэтому изменение некоторых правил хозяйственного использования лесных ресурсов могло бы оказаться крайне полезным как для пчел, так и для других животных, нуждающихся в дуплах, и ставших редкими из-за отсутствия дуплистых деревьев.

И, конечно, необходимо незамедлительно заповедать сохранившиеся сколько-нибудь старые участки лесов, пригодных в дальнейшем исполнять роль резерватов для пчел, даже при условии создания искусственных дупел.

Но, повторяю, что в целом перспектива этого направления выглядит пока весьма призрачно. Можно уверенно констатировать, что возможности сохранить ценные качества «совершенно диких» пчел отсутствуют, так как таких пчел фактически уже нет в природе. Пожалуй, снова стоит привести пророческие предсказания Н.М. Витвитцкого, сделанные им почти 200 лет назад, что без сохранения в природе диких пчел избежать потерю пчелами их природных качеств и их общего ослабления не удастся.

Наиболее идеальным выходом из существующей ситуации было бы добиться таких изменений условий жизни в искусственных жилищах, чтобы они не противодействовали естественному и сознательному отбору (в данном случае, не так уж часто встречающемуся в селекционной практике, оба направления отбора фактически совпадают). Но, к великому сожалению, ничего существенного в данном направлении, в том числе и за все время существования рамочного или рационального пчеловодства, сделано не было. Исторические обстоятельства складывались таким образом, что мало кто из образованных пчеловодов и изобретателей ульев имел такую же возможность, как и Н.М. Витвицкий, сравнивать продуктивность диких и одомашненных пчел.

Да и его работы длительное время были библиографической редкостью и в силу этого доступны лишь немногим исследователям. Кроме того конструкции ульев, созданные в основном за пределами России, достаточно успешно и с наименьшими издержками решали задачи получения продуктов пчеловодства и опыления культурных и диких растений, тем более что основными центрами производства меда стали более теплые по сравнению с Россией регионы. Россия же в силу объективных и субъективных причин просто перешла на использование уже изобретенных на Западе ульев, что, по сути, и обеспечило исторический крах русского пчеловодства. Правда, надо заметить, что и использование изобретенных русскими пчеловодами конструкций ульев, как станет ясным из дальнейшего изложения, вряд ли могло радикальным образом изменить ситуацию с пчеловодством в целом.

Важной причиной этого являлось, как ни странно, отсутствие достаточной изученности и понимания целого ряда процессов, протекающих в жилище пчел. Даже на такой, на первый взгляд простой вопрос о том, какие свойства дупла определяют повышенную жизненность и продуктивность пчел, живущих в нем, так и не было получено ответа за почти двухсотлетнюю историю рационального пчеловодства.

Целый ряд парадоксальных, на первый взгляд, фактов из жизни пчел так и не получил сколько-нибудь вразумительного теоретического объяснения. Поэтому конструирование ульев зачастую шло по пути механического копирования естественного жилища пчел, что, естественно, не приносило ожидаемых результатов. В настоящее время положение достаточно кардинально изменилось. Изданная в г. Кирове книга автора «Тайны пчелиного дупла. Шаг к разгадке» содержит уникальную, ранее совершенно неизвестную информацию об энергосберегающих процессах в жилищах пчел.

В общих чертах стал понятен тот механизм энергосбережения за счет комплекса газообменных и термодинамических процессов, который определяет свойства естественных и искусственных жилищ пчел. Все это позволяет взглянуть на проблему создания современного улья под совершенно другим углом и внушает оптимизм в самой возможности её решения. Как показывают предварительные расчеты, при идеальных условиях протекания названных процессов возможна более чем 50%-ная экономия всех совокупных энергетических затрат пчелиной семьи и резкое, буквально в разы, сокращение физиологического времени зимовки. К сожалению, информация, содержащаяся в книге, известна ограниченному кругу читателей (в основном России и Белоруссии). Очень хотелось бы, чтобы с работой ознакомилось возможно большее число пчеловодов других стран.

Совершенно ясно, что только общими усилиями можно быстро и более детально изучить тот механизм энергосбережения, обусловленный газообменными и термодинамическими процессами в жилище пчел, от которого зависит экономия физиологической энергии насекомых и их комфортное существование. Только на основе новых полученных знаний человек сможет оплатить свой давний долг перед пчелой, предоставив ей жилище, соответствующее ее эволюционно выработанным потребностям и наконец-то направить вектор отбора вида в сторону природной целесообразности. Каким образом этого можно добиться? Только приблизив показатели ульев к наиболее значимым и важным характеристикам и свойствам естественных дупел. И это даже несмотря на вполне возможное серьезное увеличение затрат при производстве таких ульев.

Только и только такой улей можно с достаточным основанием считать «идеальным» или, как его принято называть - «ульем ХХI века». Глубоко ошибочно считать «улей ХХI века» средством изменения положения с пчеловодством только северных широт, хотя, конечно, именно холодные страны и, в первую очередь, Россия, с ее огромными ресурсами медоносов, наиболее нуждается в таком улье.

Потребность в нем не ограничивается сугубо национальными интересами.

Достаточно отметить хотя бы два глобальных аспекта значимости природных ресурсов России:


  • во-первых, экосистемы России (в первую очередь, конечно, леса, составляющие 22% площади лесов мира) являются планетарными «легкими», насыщающими земную атмосферу кислородом;
  • во-вторых, наличие самых крупных по площади участков черноземов (около половины черноземов планеты), уже в ближайшей перспективе способных обеспечить продуктами питания и население других стран.

В связи с этим значение пчел в поддержании продуктивности указанных экосистем, их устойчивости и видового многообразия переоценить невозможно. Тем более что пчел в России становится все меньше и меньше. Только с 1992 по 2007 год численность пчелиных семей сократилась на 34% [2]. К сожалению, никаких серьезных мер по противодействию этому процессу со стороны государственных органов не предпринимается.

На основании всего изложенного становится совершенно ясным, что создание «улья ХХI века» является важнейшей международной задачей. И ее решение принесет дивиденды всем без исключения жителям планеты. Возникшая в последние годы в мире новая угроза для пчел требует незамедлительной разработки Международной программы по сохранению медоносной пчелы и более тесного международного сотрудничества.

Вместе с тем совершенно ясно, что необходимы и более общие выводы и действия, касающиеся данной проблемы и природы Земли в целом. Необходимость некоторых из них очевидна даже на данном этапе. Попробуем более конструктивно обсудить дальнейшие действия.

1. Вне всякого сомнения, даже если причиной заболевания является какой-то биотический фактор (микроорганизм, паразиты и т.д.), то появлению заболевания способствует и целый ряд абиотических факторов. Среди них и тотальное загрязнение среды обитания ранее совершенно не свойственными ей химическими соединениями и веществами, производимыми человеческой цивилизацией, а также снижение и постепенное разрушение под влиянием этих факторов иммунной защищенности организмов – процессы достаточно доказанные и общеизвестные. Общеизвестны и меры противодействия загрязнению окружающей среды, хотя в рамках современного политического устройства мира и экономики, ядром которой является ориентация исключительно на прибыль, радикальное изменение ситуации противостояния человека и природы, по-видимому, невозможно.

Из доступных мер на первом этапе необходим более жесткий контроль за использованием пестицидов и более тщательное изучение последствий их воздействия на экосистемы, особенно при использовании впервые полученных веществ.

2. Следует рассмотреть в глобальном аспекте и саму необходимость проведения работ по получению генномодифицированных организмов. Самонадеянное возложение на себя отдельными лицами и структурами функций Творца по созданию ранее не существовавших организмов, при неосознании всей глубины ответственности за возможные последствия этого, по-видимому, необходимо остановить или, по крайней мере, жестко контролировать международным сообществом.

Общеизвестно, что подавляющее число мутаций для любого организма или вредны, или летальны, и естественный отбор неумолимо уничтожает их носителей. Безразлично при этом, каким путем они возникли – естественным или искусственным.

Любое изменение генома в природе носит постепенный накопительный характер, каждый штрих которого рассматривается как бы в гигантском микроскопе неумолимым и бесстрастным судьей, имеющим в своем распоряжении неограниченное время, фактически целую вечность.

Попытка действовать по принципу «это мне нужно здесь и сейчас», безответственна и ни к чему хорошему привести не может. Вся пагубность существующей ситуации заключается в том, что у человечества может уже не быть возможности в случае опасных и непредвиденных последствий использования ГМО, устранить саму причину, по крайней мере, в обозримом будущем. Возможно, и экосистема Земли в целях самосохранения будет вынуждена прибегнуть к более жестким мерам по отношению к человеку, как к виду. Уже сейчас любое ветроопыляемое генномодифицированное растение, запущенное в природу, неизбежно загрязняет геномы неизмененных сородичей, чему не препятствуют ни границы государств, ни расстояния, ни протесты здравомыслящей и более осторожной части населения Земли. Весьма ущемленно выглядят в данной ситуации права огромного большинства жителей Земли, мнение которых совершенно игнорируется при внедрении в экосистемы генетически модифицированных организмов.

И совершенно игнорируется естественное право на жизнь любых других организмов, обитающих на Земле, каждый из которых может стать заложником использования ГМО. В том числе и медоносная пчела, никак не защищенная от попадания в ее рацион пыльцы генетически измененных растений. Возможно, дальнейшие исследования внесут определенную ясность и в этот вопрос.

3. Нельзя назвать ничем иным, как общей безграмотностью и безответственностью всего человечества, тысячелетиями пользующегося всеми благами, которые дает пчела, создание гигантского генетического коктейля из большого количества исходных пород пчел, обитавших в различных регионах. Причем, иногда причиной внедрения той или иной породы была или элементарная любознательность, или просто мода.

Резкое снижение внутривидового разнообразия и фактическая утрата многих ранее обособленных популяций делают намного более уязвимой медоносную пчелу как вид в целом, поскольку устойчивость к действию неблагоприятных факторов среды, в том числе и к патогенным микроорганизмам, о чем хорошо знают ветеринары, у разных пород животных одного и того же вида весьма различна. Таким образом, мы лишили медоносную пчелу дополнительных возможностей сохранения ее как вида, а селекционеров – возможности избирательного использования какой-то породы или популяции с определенными и нужными для селекции признаками.

Особо следует отметить генетическое уничтожение уникальной среднерусской пчелы, приспособленной к холодному климату и длительной зимовке, которое происходит за счет гибридизации с южными пчелами, массовый завоз которых начался со второй половины 19 века, продолжаясь и поныне. К сожалению, никаких серьёзных законодательных и организационных мер по защите среднерусской пчелы до сих пор не принимается.

Вместе с тем международному сообществу малоизвестна роль России и как исторической родины некоторых пород пчел, и как территории их современного обитания. В России, например, успешно охраняется генофонд серой кавказской пчелы, получившей широкое распространение в мире. Есть довольно много возможностей успеть сохранить в чистоте и некоторые другие, пока еще относительно изолированные, популяции пчел. Но необходима и заинтересованность всего мирового сообщества в лице крупнейших международных организаций по выявлению, сохранению или восстановлению, насколько это еще возможно, и других известных пород пчел, обитавших в тех или иных точках земного шара. Значение и важность таких, пусть даже и довольно запоздалых, мер в деле охраны медоносной пчелы трудно переоценить. Все мы в долгу перед пчелой, и колоссальное значение сохранения и восстановления диких геномов пчел для природы и человечества в целом, неоспоримо.

Резюмируя кратко все изложенное выше общих и специфических мер по ликвидации угрозы, нависшей над пчелами и человечеством, предлагается следующее:


1. Интенсификация научно-исследовательских работ по созданию ульев, основные свойства которых максимально эквивалентны естественным жилищам пчел – дуплам живых деревьев и соответствуют тем потребностям пчел, которые выработаны в процессе их естественной эволюции. Без решения этой задачи остановить продолжающуюся веками дегенерацию пчел и аномальный отбор, направленный на утрату пчелами их важных природных качеств, остановить невозможно.

2. Усиление борьбы со всеми видами химического загрязнения окружающей среды и поэтапное исключение из рационов как сельскохозяйственных животных, так и человека всех синтетических пищевых добавок, в числе всего прочего провоцирующих и растущее количество бесплодных пар в мире.

3. Рассмотрение всех, в том числе и правовых аспектов использования ГМО, тем более, что исследования, проведенные в России, показывают, что использование для питания лабораторных животных продуктов, получаемых из генномодифицированных растений ведет в первом поколении к многочисленным аномалиям, а во втором поколении - к полной стерильности. Вредное воздействие ГМО на лабораторных животных подтверждено и в других странах.

4. Разработка и реализация Международной комплексной программы по сохранению и восстановлению геномов, как основных, имеющихся на сегодня пород пчел, так и их отдельных популяций.

Примечание:


Этот доклад отмечен дипломом Всероссийской научно-практической конференции «Высокие апитехнологии и апикультура», проходившей в городе Ижевске 1-5 февраля 2012 года.

Литература


1. Голуб О.Н. «Тайны пчелиного дупла. Шаг к разгадке», Киров 2007 г.
2. Кривцов Н.И. «Состояние и направления развития пчеловодства России». В сб. «Инновации в пчеловодстве». Материалы международной научно-практической конференции, 11-14 октября 2008 года, г. Адлер.
3. Нуждин А.С. «Основы пчеловодства» Москва ВО «Агропромиздат», 1988 г.
4. Пономарев А.С. «Мировой рынок меда». В сб. «Инновации в пчеловодстве». Материалы международной научно-практической конференции, 11-14 октября 2008 года, Адлер.
5. Пономарев А.С. Кто будет опылять российские поля, сады и огороды. Журнал «Беларускi Пчаляр» № 3, 2011 г.
6. Словарь иностранных слов –14 изд., испр. – Москва «Русский язык», 1987 г.
7. Халько Н.В. Перспективы развития пчеловодства Беларуси на ближайшие годы. Журнал «Беларускi Пчаляр» №4 2008 г.
8. Шабаршов И.А. Русское пчеловодство, М.,ВО Агропромиздат, 1990 г.


О.Н. Голуб, заместитель председателя Секции инноваторов при Некоммерческом партнерстве «Кировский центр науки, технологий, инноваций – региональный информационно-инновационный центр» (НП «Кировский ЦНТИ – РИИЦ»). Россия, Киров




Количество просмотров: 1838

Поделитесь с друзьями:

Подпишитесь на обновления
сайта по e-mail:


Назад в раздел


Комментарии
Павел
Павел 25 Сентября 2017, 15:34
Согласен! Еще нужно такой же подход распространить на других. Например, на некоторых приматов.
Комментировать
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности

Закрыть
Николай Смирнов
Николай Смирнов 19 Сентября 2017, 21:00
Странно, что автор не рассмотрел самое простое - полный запрет на использование медикаментозных средств. Пусть выживают сильнейшие семьи.
Комментировать
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности

Закрыть
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности