15.10.2018

Как сохранить генофонд среднерусской пчелы в России

Как сохранить генофонд среднерусской пчелы в России

Захлестнувшая почти всю территорию России граничащая с безумием, «мода» на завоз и использование южных и зарубежных пород пчёл, нанесла и продолжает наносить серьёзнейший ущерб генофонду нашей аборигенной породы – среднерусской пчеле. И, как следствие этого - никем не подсчитанный, но немалый экономический ущерб.

Стихийный завоз чужеродных пород начался задолго до наших дней. Так, ещё в 1868 году выдающийся русский химик и пчеловодный деятель А.М. Бутлеров выписал из Италии и завез 4 семьи итальянских пчёл и в течение летнего сезона заменил всех среднерусских маток своей пасеки на итальянских. Это были первые итальянские пчёлы в России. После открытия А.М. Бутлеровым желтых кавказских пчёл в 1877 году, он привёз и передал одному московскому пчеловоду 8 плодных маток. Несколько маток было отправлено немецким пчеловодам. В 1879 году он вторично едет на Кавказ. Одной из целей было наладить снабжение русских и зарубежных пчеловодов кавказскими матками. В этом же году ему удалось получить разрешение почтового ведомства на пересылку маток по почте. После публикации в 1880 году объявления о продаже и пересылке маток по почте, вывод маток и их пересылка приобрела размах, который не мог предвидеть и сам учёный.

Вторая мощная волна экспансии южных пчёл и сопутствующей этому массовой метизации началась после фактического открытия А.К. Горбачёвым в 1903 году серой горной кавказской пчелы. Ряд признаков породы (самый длинный хоботок, поразительная незлобливость, слабая склонность к роению и т.д.) вызвал очень большой интерес к ней многих пчеловодов и агрономов не только в России, но и в ряде других стран. Этот интерес был обусловлен экономическими соображениями – возможностью резкого увеличения урожая семян красного клевера, который могли опылять только насекомые с длинным хоботком, например, шмели. Однако в зоне интенсивного сельскохозяйственного производства численность диких опылителей неизбежно падала, что заставляло искать выход из сложившейся ситуации. Так, в то время уже были попытки пчеловодов-селекционеров выведения породы длиннохоботковой пчёлы. В таких обстоятельствах открытие А.К. Горбачёвым самой длиннохоботковой пчелы было незамедлительно использовано в практике пчеловодов всего мира. Русский агроном И.Н. Клинген после опытов в Орловской губернии установил почти трёхкратное увеличение урожая красного клевера при опылении его серыми кавказскими пчёлами. Популяризация полученных им результатов способствовала завозу породы в клеверосеющие хозяйства северных областей, Урала, Прибалтики и т.д. Эти пчёлы получили распространение более чем в 40 странах мира. В 1903 году было принято решение основать на Кавказе питомник маток серой горной пчелы в посёлке Бакуриани. В дальнейшем такие питомники были созданы как в Грузии, так и Азербайджане и Армении. Матковыводные питомники и крупные пчелоразведенческие хозяйства на Кавказе могли обеспечить всех потребителей племенным материалом. Только возможности Краснополянского хозяйства Краснодарского края составляли более 150 тысяч плодных маток (Голуб О.Н., 2007).

Массовый завоз различных пород пчёл в естественный ареал среднерусской пчелы не прерывался ни в прошлом веке, ни в веке нынешнем. Даже Средняя Азия в 80-е годы тысячами поставляла пчелопакеты в различные регионы РСФСР, чему я лично был свидетелем. Спрос порождала чрезвычайно низкая цена пакетов (почти в 3 раза меньшая, чем в местах завоза). География завоза только активно рекламируемых западноевропейских «новомодных» пород уже охватывает всю Россию. Как мне сообщили пчеловоды, они завезены даже на Сахалин. А ведь, как отметил ещё Г.А. Кожевников в 1928 году, на одной из пасек Башкирии признаки лишь одной завезённой итальянской матки отмечались даже спустя 14 лет (Шабаршов И.А., 1990).

Можно ли сохранить в таких условиях нашу среднерусскую пчелу (точнее, в той или иной степени уже изменённые, её фенокопии)? Скорее всего – невозможно. Этому не помогут ни питомники, ни имеющиеся заповедники для её охраны (о чём уже прямо говорят и их научные сотрудники).

Об абсолютной невозможности сохранить в чистоте малочисленные геномы неизолированных популяций среднерусской пчелы со всей жёсткостью и математической неотвратимостью свидетельствует и закон Харди–Вайнберга. А подвергать сомнению строгие математические выводы – бессмысленно.

Но может не стоит спасать среднерусскую пчелу? Так уж это необходимо? Ну, исчезнет - и Бог с ней, не одна она такая, мир, что ли, перевернётся от этого?

Попробуем разобраться в этом.

Прежде всего, отметим, что внутривидовое генетическое разнообразие - одна из важнейших предпосылок устойчивого существования любого вида. (Голуб О.Н., 2013).

Затронем чисто эволюционные аспекты. Не будем заглядывать в самые отдалённые эпохи формирования медоносной пчелы как вида. Начнём с периода последнего оледенения, когда на территории бывшего СССР оставалось 3 рефугия (кавказский, среднеазиатский и дальневосточный), где нашли убежища вытесненные оледенением и сохранившиеся там представители растительного и животного мира. Из этих очагов (имелись и другие) и происходило расселение видов по мере отступления ледников. При этом многие виды претерпевали эволюционные изменения, приспосабливаясь к изменившимся условиям среды. Так, например, кавказский тетерев, сохранившийся в горах Кавказа, достаточно сильно отличается от своего сородича, обитающего в средней полосе России.

Освоение энтомофильными растениями новых территорий происходило в симбиозе с их опылителями. При этом, и те и другие взаимно «притирались» друг к другу. И главную роль в этом процессе стала играть медоносная пчела, формируя многие ландшафты средней полосы. Вообще, продвижение пчелы далеко на север из «тепличных» условий мест её первоначального происхождения стало возможным ввиду освоения ею дупел деревьев. И, приспосабливаясь к жизни в них, сама пчела изменялась морфологически, физиологически и этологически. Естественный отбор безжалостно уничтожал менее приспособленные к суровым условиям геномы пчёл и, вполне очевидно, что верхом достижений такой эволюции стала среднерусская пчела, наиболее далеко продвинувшаяся на север и ставшая главным опылителем имеющихся (и созданных при её активном участии) экосистем. И ожидать, что какая-то хвалёная завезённая порода пчёл превзойдет по общей приспособленности среднерусскую пчелу, выдержавшую длительный жесточайший отбор в суровых условиях, совершенно абсурдно. Но, к сожалению, эта распространённая, мягко говоря, наивность, крайне живуча, и неизменно имеет своих упёртых адептов. И если раньше многие ошибки специалистов были обусловлены элементарным отсутствием современных знаний, то сегодня это уже непростительно.

Перейдём к объективной характеристике среднерусской пчелы (Буренин Н.Л., Котова Г.Н.,1984; Пчеловодство. Маленькая энциклопедия., 1991; Шабаршов В.И., 1990; Среднерусская пчела: характеристика, описание, фото.

Анонсом выделим безусловные и главные её преимущества – выносливость, высокая продуктивность и зимостойкость.

Далее – отдельные характеристики породы (без их систематизирования):

1. Крупный размер пчелы (уступает лишь итальянской).

2. Матка откладывает до 2000 (иногда до 2500 и более) яиц в сутки.

3. Не склонна к воровству.

4. Мёд привлекательного, преимущественно светлого цвета. Прополисование гнезда – очень умеренное. Соты высокого качества, без перемычек. Цвет прополиса часто зеленовато-буроватый (что сразу бросилось мне в глаза при переезде в Кировскую область). У других южных пород, с которыми я раньше сталкивался, он выраженного красноватого или красно-коричневого цвета.

5. Способна легко выдерживать длительный (6-7 месяцев) безоблётный период.

6. Показатели медосбора очень высокие на протяжении всего тёплого сезона.

7. Весной матка начинает работать довольно-таки поздно – нередко после облёта (что экономит физиологическую энергию семьи и запасы корма).

8. В ненастную погоду пчёлы этой разновидности нектар не собирают.

9. По продуктивности превосходит большинство других.

10. Не теряет продуктивность даже в самые плохие годы. В таких условиях среднерусская семья может заготовить весь мёд (и кормовой и товарный) буквально за 7-10 дней.

11. При отсутствии матки пчёлы долго не становятся трутовыми.

12. Во время интенсивного сбора мёда яйцекладка прекращается.

13. По плодовитости уступает лишь итальянским пчелам.

14. Чаще всего эту разновидность содержат в регионах с суровыми климатическими условиями. В плане устойчивости к пониженным температурам и выносливости среднерусская пчела превосходит все известные на сегодняшний день породы.

15. Среднерусские пчёлы агрессивны, но при своевременном отборе мёда эту свою особенность, к счастью, обычно не проявляют.

16. Мёд откладывают выше расплодной части гнезда (что благоприятно для интенсивной яйцекладки матки).

17. Устойчивость к заболеваниям считается одной из лучших. Среднерусская пчела явно превосходит многие другие популярные породы, такие как бакфаст или карпатская. Устойчива к поражению восковой молью, европейским гнильцом, почти не подвержена нозематозу, аскоферозу, устойчива к падевому токсикозу. Не случайно, что в Северной Америке уже созданы питомники по разведению наших среднерусских пчёл, вывезенных из удалённых от цивилизации мест таёжной зоны России.

18. Эстетически более привлекательная белая (сухая) печатка зрелого мёда.

19. Исключительная строительная энергия (имеют более развитые, по сравнению с пчёлами других пород, восковые железы).

20. Безусловное преимущество – имеет высокую энергия лёта, способность брать взятки на очень дальних расстояниях и, конечно же, отличную продуктивность и неприхотливость.

Перечислим недостатки породы:

  1. Злобливость.
  2. Не очень хорошая защита гнезда от нападения других насекомых.
  3. Медленное переключение с одних медоносов на другие.
  4. Выращивание ограниченного количества маток при искусственном разведении.
  5. Нетерпимое отношение маток друг к другу. Случаи тихой смены и сожительства двух маток в одном улье крайне редки.
  6. Выраженный отрицательный фототаксис (что несколько усложняет поиск матки).
  7. Высокая склонность к роению. В такое состояние приходит почти 50% семей пасеки. Вернуть зароившуюся семью в рабочее состояние очень сложно.
  8. При завозе в южные регионы быстро ослабевает и теряет продуктивность.

Проанализируем некоторые из этих недостатков. Необходимо при этом отметить, что все эти недостатки (недостатки - с точки зрения человека) – это признаки, которые сформировались в процессе отбора, а значит нужные для выживания вида. При естественном отборе не всё так просто. Иногда какой-либо признак сохраняется не потому, что он сам по себе является ценным эволюционным приобретением для вида, а потому, что он «сцеплен» в геноме с другим, значительно более важным для выживания признаком (или признаками), и поэтому вынужденно передаётся из поколения в поколение в качестве «довеска». Поэтому и селекция на ликвидацию такого признака крайне проблематична и может приводить к незапланированным последствиям.

Злобливость. Зачастую многие склонны её слишком преувеличивать. Конечно, формировать из среднерусской пчелы пчелопакеты голыми руками и без лицевой сетки (как я не раз наблюдал такое в Таджикистане) вряд ли разумно, но, при аккуратной работе пчеловода, с учётом всех обстоятельств, включая погоду и характер взятка, никакого излишнего мужества от него не требуется. Конечно, крайне желательны технологии и конструкции ульев, требующие минимального вмешательства в жизнь семьи на протяжении всего сезона. По факту их отсутствия кировские пчеловоды (использующие, например, многокорпусные ульи), вынуждены использовать более мирные породы.

Отыскивая в лесной глубинке Вятки и Удмуртии в 90-е годы для своей пасеки семьи, сохранившие фенотип среднерусской пчелы (а смысл в этом был – так, средний медосбор за 10 лет на одной из колхозных пасек со среднерусской пчелой составил 60 кг от семьи), я убедился, что повышенная злобливость появляется при оплодотворении маток трутнями других пород. Бывает, что матка начинает в начале яйцекладки выдавать генерации явно среднерусских пчёл, потом их сменяют пчёлы с признаками южных. И вот, именно последние и начинают «лютовать» так, что мало не покажется. Едва ли способствует сохранению комфортной «психологической» обстановке в семье появление генетически отличных от уже живущих в улье пчёл (то есть, в определённой степени - «чужих»). Замечено, например, что пчёлы различают, например, матку с другой наследственностью и нередко производят её тихую смену, иногда делая это несколько раз подряд (Голуб О.Н., 2015). Как мне кажется, накопленный среднерусской пчелой в последние столетия и загрязняющий её геном чужеродный генетический груз не мог не увеличить её агрессивность. О том, что ввоз в последние годы интенсивно рекламируемых западноевропейских пчёл в Украину привёл к появлению крайне агрессивных пчёл (делающих почти невозможной работу в населённых пунктах), свидетельствуют и тревожные сообщения украинских пчеловодов.

Выращивание ограниченного количества маток имеет, в основном, значение для пчеловодов разведенческих питомников и пасек, специализирующихся на производстве маточного молочка. И ничего не остаётся, как с этим смириться.

Высокая склонность к роению. Во многом это следствие использования в России конструкций ульев, созданных в других странах и для других пород пчёл. Как свидетельствуют исследования тверского пчеловода В.И. Муратова (Муратов В.И., 2016), серьёзнейшим фактором роения является недостаточный объём ульев. При общей площади сотов, не менее площади З7,5 стандартных дадановских рамок, возможно безроевое содержание пчёл. И это несомненное открытие российского пчеловода, значение которого трудно переоценить. К числу важных разработок в сфере предупреждения роения следует отнести и методику И.С. Лонина (Лонин И.С., 2007), который свёл длинный перечень описанных наукой факторов, способствующих роению, всего к трём, наиболее существенным. Предложенная им методика устранения действия этих факторов также ликвидирует роение, заменяя его тихой сменой матки.

Остальные недостатки, на мой взгляд, слишком малозначимы для практики, чтобы их детально рассматривать.

Перечисленные достоинства аборигенной среднерусской пчелы, в максимальной степени приспособленной к условиям большей части территории России, - самой холодной страны мира, со всей определённостью предполагают принятие незамедлительных и действенных мер по её сохранению. Завоз чужих пород пчёл в более тёплые страны также вряд ли желателен, но, по крайней мере, не приносит им такого же серьёзного экономического ущерба, как нашему холодному отечеству.

Попытка сохранения генофонда среднерусской пчелы с помощью племенных пасек, разбросанных по отдельным регионам, всё равно, что мёртвому припарка. Сознательный искусственный отбор ни в коей мере не может полностью заменить бессознательный и естественный. А именно последние два невозможны в неизолированных популяциях, окружённых генетическим хламом всевозможных помесей. Я не призываю к ликвидации племенных пасек. Они крайне важны для обеспечения регионов среднерусской пчелой. Но нужен принципиально иной подход, чтобы не только сохранить имеющиеся на сегодня, но и возродить уже утраченные ценные признаки среднерусской пчелы. В очередной раз ссылаюсь на опыт Н.М. Витвицкого (Голуб О. Н., 2007), который со всей определённостью показал, что переселяемая в искусственные жилища медоносная пчела уже на самом раннем этапе этого процесса снизила свою продуктивность в три раза по сравнению со своими совершенно дикими сородичами, обитавшими в дуплах деревьев. И, конечно, необходимо работать и над созданием биоадекватных для пчёл ульев, чтобы снизить действие аномального отбора (Голуб О.Н., 2007), неизбежного при содержании пчёл в искусственных жилищах. Из других важнейших организационных мер следует назвать принятие жестких (точнее сказать – жестоких) законодательных мер на государственном уровне по полному запрету ввоза в любой регион не районированных для данной территории пчёл. Это также основательно снизит вероятность разноса различных болезней.

А теперь перейдём к самому главному. Наиболее действенным мероприятием для сохранения и возрождения полезных качеств, присущих среднерусской пчеле, должно стать незамедлительное использование естественных изолятов, имеющихся в России. Таким изолятом является, например, остров Сахалин, а также другие острова дальневосточных морей, с отнюдь не тепличными условиями для обитания этих насекомых (что, впрочем, и нужно для интенсивного естественного и искусственного отбора). Необходимо также рассмотреть возможность использования для этих целей и подходящих островов Европейской части территории России. Только использование естественных географических изолятов, при заселении их отобранными из разных мест и наиболее чистыми среднерусскими пчёлами, дадут реальную возможность сохранить в чистоте нашу аборигенную пчелу. Естественно, что это потребует детальной разработки и принятия долгосрочной федеральной Программы и её финансирование (в частности, мероприятий по быстрой замене всех пчёл местных пасек на завозимых среднерусских, и работ по дальнейшей планомерной селекции). Эти изоляты и могут стать главными поставщиками высококачественного племенного материала для племенных разведенческих хозяйств и для пчеловодов материковой территории России. Важной составляющей этой Программы должны стать сбор новых и, особенно, строжайшее сохранение всех имеющихся в стране старых коллекционных материалов по среднерусской пчеле, особенно собранных в прошлые столетия. Они могут стать в дальнейшем бесценным научным материалом для проведения сравнительных генетических исследований.

Нет сомнений, что все затраты на Программу по сохранению среднерусской пчелы в дальнейшем многократно окупятся за счёт улучшения интенсивности опыления естественных и аграрных экосистем России и увеличения производства продукции пчеловодства. Не надо забывать, что львиную долю мёда в прошлом (когда страна производила в два с лишним раза больше мёда, чем сейчас производит весь мир), давала именно генетически чистая среднерусская пчела. И все реальные предпосылки для многократного увеличения численности пчёл и производства продукции пчеловодства в нашей стране имеются в избытке. Полностью отсутствуют только понимание у высоких чиновников всей важности для национальной безопасности решения проблем пчеловодства и организационная составляющая со стороны государства.

 

Литература

Буренин Н.Л., Котова Г.Н. Справочник по пчеловодству. / М. Колос,1984. – С.102-103.

Голуб О.Н. Тайны пчелиного дупла. Шаг к разгадке. / Киров, 2007г.- 93с.

Голуб О.Н. Дегенерация медоносной пчелы. Причины, последствия и перспективы. / Журнал Беларускi пчаляр, - 2012, № 3 – С.35; 2012, № 4 – С.50-51; 2013, № 3 – С.2-50.

Голуб О.Н. Улей-лежак конструкции О. Голуба. Наименее трудозатратная технология пчеловодства. / Изд. «Перо», Киров, 2015г.- 84с.

Лонин И.С. Пчеловодство с самосменой матки. / Изд. Эльф и ИПР», Москва, 2007г.- 216с.

Муратов В.И. Экологическое безроевое пчеловодство. / Старицкая типография, г. Старица, 2016г. - 106 с.

Пчеловодство. Маленькая энциклопедия. / М., 1991. – С.493-494.

Шабаршов И.А. Русское пчеловодство. / М., ВО Агропромиздат, 1990. – С. 294.

Среднерусская пчела: фото предоставлено Сергей (kokafenix@mail.ru)

 






Количество просмотров: 814

Поделитесь с друзьями:

Подпишитесь на обновления
сайта по e-mail:


Назад в раздел


Комментарии
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности