03.02.2017

Великое пчелиное Ничто

В сказочной повести Михаэля Энде «Бесконечная история» главным антагонистом наряду с другими персонажами стало «всепожирающее Ничто», уничтожающее всё на своём пути. Сейчас пчеловоду Виктору Загорскому из Очёрского района Пермского края не до сказок, но именно с Ничто он столкнулся, когда всего за месяц потерял свою пасеку.

Пермский край, коллапс пчелиных семей, антибиотики в меде

Одна из профессиональных обязанностей пчеловода – регулярное прослушивание ульев. Как врач перкутирует живот пациента, чтобы дать ему предварительный диагноз, так и пчеловод простым постукиванием определяет хвори своих подопечных. Особенно эффективен этот метод в те периоды, когда пчелиная семья не появляется на открытом воздухе.

Каково же было удивление Виктора Загорского, когда после очередного простукивания в сентябре 2016 года он не услышал знакомого гула. За один вечер с пасеки исчезли 28 из 31 пчелиной семьи.

– Они не оставили ни следов, ни трупиков – просто исчезли! – рассказывает Виктор Загорский. Пока пчеловод пытался выяснить, что же произошло, пасеку покинули оставшиеся три семьи.

Российские пчеловоды – люди замкнутые. Профессиональное сообщество пчеловодов в стране не сформировано, и какое-либо взаимодействие с другими структурами здесь практически отсутствует. В поисках ответа на свои вопросы Виктор Загорский обратился к тем, кому доверяет – соседям-пчеловодам.

Таинственное исчезновение пчёл


Оказалось, таинственное исчезновение пчёл в регионе – совсем не редкость. В том же Очёрском районе пчеловод Михаил Бояршинов за сезон потерял 50 пчелосемей, в Александровском районе пчеловод Александр Павлецов недосчитался 15 семей за раз, в аналогичной ситуации оказалась и Анна Буданова из Ильинского района.

– Статистику сейчас никто не ведёт, но к нам сообщения приходят со всего Пермского края. Подобные случаи мы зарегистрировали на каждой территории региона, – отмечает председатель ассоциации пчеловодов Пермского края Владимир Макаров. По его словам, большинство профессиональных пчеловодов как в Пермском крае, так и по всей России, последние три года уже морально готовы к тому, что однажды не увидят на своих пасеках ни одного насекомого.

В высоко урбанизированных странах Америки и Европы подобному явлению уже десять лет как дан отдельный термин – коллапс пчелиных колоний, или синдром разрушения пчелиных семей. Начиная с 2006 года исследователи пытаются выяснить причины такого поведения пчёл, но пока самым точным определением являются слова «таинственное исчезновение».

Коллапс пчелиных колоний


– Раньше считалось, что коллапс пчелиных колоний вызывает сотовая связь. Затем виновником стали называть генетически модифицированные растения. Чуть позже – пестициды неоникотиноидной группы, ещё позже клещевое заражение. Но всё это – только догадки, наверняка никто не знает, – говорит Владимир Макаров.

Не знают о причинах и чиновники. В Министерстве природных ресурсов и экологии России заявляют, что компетентных исследований не проводилось и в ближайшее время проводиться не будет. В региональных министерствах и вовсе не берут на себя ответственность за подобные изыскания.

– С подобными запросами к нам никто не обращался, соответственно, денег не выделяется. Кроме того, исследования – это наука, а наукой занимается Министерство образования, – говорит начальник управления по охране окружающей среды Министерства природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Пермского края Людмила Харун.

Потребность, между тем, всё растёт. В 2017 году управление Россельхознадзора по Пермскому краю выступило с громким заявлением о том, что почти 20% мёда, находящегося в свободной продаже, содержит антибиотики тетрациклиновой группы, нитрофураны, метаболиты нитрофуранов и метронидазол. В целом по стране этот показатель ещё выше. К примеру, АНО «Российская система качества» (Роскачество) сообщает, что только 56% российского мёда безопасны для здоровья человека. Исследования проводились на базе крупнейших российских лабораторий, прошедших специальную аккредитацию, среди которых испытательные центры Роспотребнадзора, Россельхознадзора, а также независимые лаборатории Перми и Московской области.

Большие учёные требуют у государства денег на новые исследования. Политики используют коллапс пчелиных колоний в соответствии со своими текущими целями. А пчеловоды-практики в это время пытаются сделать свои собственные выводы.

Антибиотики


– Антибиотики сегодня всё чаще находят в мёде. Принято считать, что недобросовестные продавцы добавляют его в мёд, чтобы сохранить товарный вид продукта и избежать сбраживания после разбавления с водой, – говорит президент группы предприятий «Тенториум» Раиль Хисматуллин. – Но недавние исследования не исключают, что опасные вещества появляются в мёде через пестициды, близкие по составу к антибиотикам.

Без сложных лабораторных исследований определить опасность мёда невозможно даже профессионалам, а любой сертификат или другой документ мошенники всегда могут подделать.

Как практик Виктор Загорский передал материал из пустых ульев в ближайшую ветеринарную лабораторию, где с уверенностью заявили, что причина исчезновения – это не клещи. А вот на вирусы и антибиотики в районной ветлаборатории проверку сделать не смогли. Чтобы определить наличие вирусов на пасеке, Виктору Загорскому посоветовали обратиться в Тюмень, а антибиотиков – в челябинском ФГБУ «ВГНКИ». Как и большинство своих коллег, Виктор Загорский предпочёл не брать на себя такие большие расходы.

– Пчеловодство – в крови. Им нельзя не заниматься, – говорит Виктор Загорский. – В апреле-мае начнётся новый сезон. Я уже договорился с друзьями – буду брать пчелопакеты среднерусской породы.

Пчеловод признаётся, что такое ведение пасеки похоже на игру в русскую рулетку – никогда не знаешь, чем и когда всё это закончится. Правда, в отличие от русской рулетки, в этой игре патронов оказалось больше.

Коллапс пчелиных колоний – явление почти не изученное и потому привлекающее большое внимание. На его фоне становится почти незаметным другой фактор развития пчеловодческих хозяйств – сезонная смертность.

Ежегодно число особей в отдельно взятом улье уменьшается в пределах от 10% до 40% от общего веса пчелиной семьи. Распространение паразитов и болезней пчел, пестициды и деградация естественной кормовой базы, изменения климата – всё это приводит к тому, что процент подмора неуклонно растёт. По данным международной ассоциация COLOSS, проводящей исследования медоносной пчелы, в зимовку 2014-2015 годов средняя смертность пчёл в мире составила порядка 20%. Сегодня в некоторых регионах России сезонная смертность пчёл превысила этот показатель в пять раз.

– За этот и прошлый сезоны смертность пчёл достигла небывалых показателей. Где-то 70-80%, а на большинстве пасек Бардинского района Пермского края, например, все 100%. Сейчас это проблема посерьёзнее коллапса пчелиных семей, – говорит Владимир Макаров.

Специалисты уверены, что этот случай – результат сочетания неконтролируемой гибридизации пчёл и изменения погодных условий сезона 2015-2016 годов. Скрещивание насекомых в естественных условиях привело к ослаблению породы, а чрезмерно сырое для Прикамья лето привело к эпидемиям и, как следствие, постепенному вымиранию пчёл.

– Обычно сезон для пчеловода стартует в марте, но уже сейчас нам звонят из северных регионов России, задают вопросы, резервируют пчелопакеты, – рассказывает директор племенного репродуктора среднерусской породы пчёл «Парасоль» Владимир Епишин.

На базе «Парасоля» работает лаборатория инструментального оплодотворения пчелиных маток, что позволяет поддерживать чистоту породы. Уже сегодня Владимир Епишин готовится к усиленному режиму работы.

Впрочем, чем чистопороднее пчеломатка, тем дороже она стоит. Кроме того, пчеломатка или пчелопакет – это не тот продукт, который можно заказать по почте или передать с попутным автобусом. А большинство российских пчеловодов ещё не готовы инвестировать в своё дело как в классический бизнес.

Сегодня чиновники считают пчеловодство малой формой хозяйствования. Как и у прочих фермеров, у пчеловодов есть возможность получать гранты, субсидии и другую материальную помощь.

– В 2016 году на поддержку малых форм хозяйствования направлены 100 миллионов рублей. В 2017 году объёмы планируется сохранить, – рассказывает начальник отдела развития малых форм хозяйствования Министерства сельского хозяйства Пермского края Татьяна Подкопалова. – Начинающие пчеловоды могут оформлять заявки на гранты, пчеловоды со стажем могут претендовать на возмещение части затрат в рамках проектной деятельности: до 30% и не более 1 миллиона или до 50% и не более 1,5 миллиона в зависимости от территории расположения хозяйства.

Пчеловоды предпочитают рассчитывать только на себя


– Я один раз пробовал получить грант. Бумаг много, а реальной пользы мало, – делится опытом Виктор Загорский. – Буду работать, как и раньше, сам.

В сказке один герой способен победить даже Ничто. В реальности дела обстоят намного сложнее. Пчеловоды не намерены работать вместе, данные о фактах распространения коллапса пчелиных колоний и массовой смертности пчёл не собираются воедино, информацией не располагают даже «Российский национальный союз пчеловодов» и «Союз пчеловодов и пчеловодных организаций страны "Пчеловодство"». Получается, пчеловоды хотят оставаться настоящими героями-одиночками. Только в свой успех, похоже, они уже не верят.

Александр Еренко



Количество просмотров: 7116

Поделитесь с друзьями:

Подпишитесь на обновления
сайта по e-mail:


Назад в раздел


Комментарии
Шерали
Шерали 25 Февраля 2017, 18:16
Прав Виктор Малыхин!
С пчелой нужно работать! Свою лень мы сваливаем Бог весть на что - и погода виновата, и сотовая связь, и кванты и прочее. У тех, кто заботится о пчеле, почему-то пчелы не исчезают. Нужно знать биологию пчелы, знать в "лицо" врагов и недругов пчелы и помочь ей в этой неравной на сегодня борьбе. Вовремя и регулярно обрабатывать от клеща Варроа, содержать сильные семьи, не жадничать, отбирая весь мед, постоянно учиться и развиваться.

У меня 1000 пчелосемей и гибели пчел более нормы не фиксировал. Нужно пчелу любить и понимать ее!
Комментировать
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности

Закрыть
Владимир Малыхин
Владимир Малыхин 14 Февраля 2017, 22:25
Это таинственное исчезновение пчелиных колоний осенью называется одним словом - варроатоз. С ним необходимо бороться с первого дня весеннего облета и до последнего дня осенней активности. Кто систематически игнорирует весеннюю обработку пчел от клеща варроа, находится в ситуации повышенного риска.

Поэтому и появилась в Украине технология прекращения размножения с помощью изоляции маток. Нет расплода, - клещу негде размножаться. Задумайтесь, пока не поздно.
Комментировать
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности

Закрыть
Николай
Николай 12 Февраля 2017, 23:27
Пчелы исчезают.
В 2016 году в сентябре я потерял 10% семей. В октябре еще 5-7%. В улье остался мед и расплод.
Рязанская область, Александро-Невский район.
Пасека 80 семей.
Комментировать
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности

Закрыть
Николай
Николай 11 Февраля 2017, 10:31
Мое мнение по этому вопросу: исчезновение пчел связано с глобальными изменениями во Вселенной и на планете Земля или, по-другому, квантовый переход.
Комментировать
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности

Закрыть
Иван Анисимов
Иван Анисимов 13 Февраля 2017, 23:30
Странно что сразу не догадались! Ведь в самом деле, проще пареной репы этот квантовый переход!
Владимир
Владимир 3 Февраля 2017, 18:11
Пчелопродукты - сложнейшие смеси и растворы многих сотен неизвестных химических соединений. Пчеловоды - наименее оснащенная аналитическим оборудованием и методами анализа группа исследователей, не способных обеспечить изучение состава и свойств.
Комментировать
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности

Закрыть
Виктор
Виктор 4 Февраля 2017, 15:45
По поводу коллапса. То, что в статье написано о Пермском крае, касается не только этой территории. Как пчеловод от себя лично скажу, что данному исчезновению подверглись территории, далёкие от Сибири. Я проживаю на территории ЛНР. Не стоит рассматривать факторы погоды или заклещённости.

Подтверждаю, что с августа 2016 года количество пчёл в семьях стало катастрофически падать: оставался расплод и матка, а пчёл не было ни мёртвых, ни живых. Из двадцати с лишним семей осталось на сегодня пять. Семьи пропадали в течение августа, сентября и октября. В зиму пропали те семьи, в которых было мало пчёл.

Они неправильно сели в клубе и к февралю осыпались при наличии мёда, выев середину и не сдвинувшись никуда. Что это? Мы действительно имеем дело, не зная с ЧЕМ? Падёж составил 75%! К чему это приведёт? К удорожанию продуктов пчеловодства - раз, к росту цен на пчелопакеты - два, часть пчеловодов оставит дело – три.

И самое главное: Природа-матушка лишится основных опылителей, и нарушится баланс. Время пришло изучать проблему!
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности