26.07.2019

Миннауки и структурный кризис в российском пчеловодстве

Миннауки и структурный кризис в российском пчеловодстве

О массовой гибели российских пчёл слышали, вероятно, все. Потери российских пасек оцениваются в 60% пчелосемей и в триллион рублей потерь сельхозпродукции из-за недоопыления. Россельхознадзор считает, что это связано с бесконтрольным использованием пестицидов при обработках полей. Ведомство напомнило, что в 2011 году Минэкономразвития у него забрал и никому не передал полномочия по надзору в этой области. Нукеры Орешкина назвали выводы Россельхознадзора о массовой гибели пчёл однобокими и преждевременными.

Пока милые бранятся, одни из главных виновников проблем пчеловодов — Миннауки во главе с Михаилом Котюковым и его правой сельхозрукой Багировым делают вид, что этот скандал их не касается. Хотя именно эта сладкая парочка, стоявшая во главе ФАНО, громила пчеловодство. И так «успешно», что восстанавливать погибшие пчелосемьи сегодня некому и нечем.

Пчелиная катастрофа

«Любите природу — мать вашу!» — я бы эти слова калёным железом выжег на лбу чиновников, которые в нашей стране за сельское хозяйство и сельхознауку отвечают. Большинство из них, по оценочному суждению, отбирают не по градусу любви, а по степени ненависти к природе. Какой-то специальный отрицательный селекционный отбор они проходят, ей-богу!

Судите сами, три года назад «Аргументы недели» опубликовали репортаж «Пчелодёры из ФАНО» («АН» №26 от 7.07.2016), в котором предупреждали, что своими действиями чиновники ставят на грань уничтожения всё российское пчеловодство. После публикации на редакцию обрушился вал писем и звонков. Гонцы от «научной власти» грозили судом и карами земными, крестьяне благодарили и рассказывали, что с пчёлами в стране бортников всё хуже и хуже. Агрохолдинги «жарят» свои поля гербицидами и ядохимикатами ясным днём, когда опыление идёт вовсю, а не ночью, когда пчёлы и шмели спят. Семьи гибнут, а новых не купить — племхозяйства разорены и убиты.

— Мордовия, Курская, Смоленская, Тульская, Московская, Ростовская и другие области, Алтайский край, Башкирия, Краснодарский край, Ставрополье — в стране настоящая экологическая катастрофа. Началась она не сегодня. Ещё в 2006 году мы, учёные-пчеловоды, начали бить во все колокола. В 2013 году прошло совещание в Госдуме. Несмотря на протесты аграрных комитетов Госдумы и Совета Федерации, Минсельхоз ликвидировал агентство «Пчелопром», которое с советских времён сохраняло эффективную сеть обслуживания племенным и чистопородным «материалом» пчеловодов страны. В 2019 году мы обратились к президенту — помогите спасти наших российских пчёл! И тишина, никому нет дела, — возмущается бывший директор Краснополянской опытной станции пчеловодства, доктор сельхознаук, лауреат Государственной премии в области науки и техники Сергей Сокольский.

«Тишину» объяснить просто — лобби агрохолдингов, которые, не стесняясь, ставят в рекламе слоган: «Это наша страна!», одно из сильнейших. Миллионы гектаров земли, миллиарды долларов прибыли и госдотаций, грандиозные планы на экспорт, а тут какие-то жужелицы летают, беречь их надо!

— Медоносная пчела — основа всего на земле. Она опыляет треть мировых культурных растений и 90% диких растений на планете. Так, по данным Минсельхоза России, пчёлы опыляют 52 из 115 продовольственных товаров глобальной важности. В год пчёлами опыляется растений на 15 миллиардов долларов! Учёные-пчеловоды США подсчитали, что совокупная стоимость продукции сельского хозяйства в результате опыления пчёлами в 143 раза выше, чем стоимость собственной продукции, например мёда, произведённой одной пчелиной семьёй. Поэтому сегодня от химикатов, которые льют на поля, особенно от новейших неоникотиноидных (сжигают нервную систему насекомых!), гибнут не только пчёлы — умирает будущее нашей страны! — считает Сокольский.

Отступать некуда, позади обрыв

Нынешняя традиция — ставить неучей-начальников, которые могут без базовых знаний «руководить чем попало и идти куда пошлют», уже довела страну до уничтожения собственных промышленности, образования, науки. Их сознательная или бессознательная вредительская деятельность иногда не видна сегодня, но со всей очевидностью она вылезет завтра. В тонком сельском механизме это грозит банальным голодомором или потерей продовольственной безопасности страны со всеми вытекающими последствиями. Можно как угодно ругать советскую систему планирования всего и вся, но она реально работала. В том числе и в пчеловодстве.

— По всей стране, в каждой климатической зоне были территориальные пчелоконторы, агентства, общества по пчеловодству. Осуществлялся ветеринарно-санитарный и зоотехнический контроль над распространением и передвижением по регионам страны пчёл различных породных групп. Пчелоразведенческие питомники стабильно обеспечивались заказами на поставку пчеломаток и пчелопакетов. Эффективно и прибыльно работали специализированные пчелоразведенческие хозяйства. Намечалось создание новых пчелоразведенческих питомников. То есть была обеспечена вся цепочка — от выведения новых пород пчёл, создания маточного племени и разведения до обеспечения пчеловодов новыми семьями. На нашей Краснополянской опытной станции мы могли «выдавать» и выдавали около 200 тысяч племенных и чистопородных плодных пчелиных маток. Их покупали во Франции, Польше, Германии. То есть за несколько лет можно было бы закрыть даже такие потери, которые мы несём сегодня. Но всё уничтожено под видом оптимизации главой тогда ФАНО, а ныне целым министром науки Михаилом Котюковым и его замом Багировым, — грустно вспоминает доктор наук Сокольский.

Но, конечно, на министерской бумаге всё  хорошо. Весной 2017 года практически все оставшиеся питомники пчелиной направленности слили с рязанским НИИ пчеловодства. И Краснополянскую станцию, и пчелопитомник «Майкопское» (селекция и разведение карпатской породы), опытное хозяйство «Алёшинское», единственное предприятие в России, производящее семена медоносов для отрасли пчеловодства и семена зелёных кормов для животноводства. Если несколько нищих собрать под одной крышей, они не станут богаче. Но для чинуш галочка в отчётах поставлена, оптимизация проведена: «Всё хорошо, прекрасная маркиза!» А где, с кем и как пчелиные семьи восстанавливать взамен убитых — это вопрос, как говорится, «не по зарплате»…

Ученье — свет, а неучей – в министры

Какой-то полной глупостью или сознательной провокацией выглядят порой решения Министерства науки и высшего образования, которым руководит студент-заочник Михаил Котюков. Президент России Владимир Путин поставил чёткую задачу — выиграть научную войну!, а министр и его окружение, да и курирующие вице-премьеры просто-напросто забыли перед началом боя подвезти патроны…

Чего стоит пример с госзаданием по постройке двух серьёзных научно-исследовательских судов. Наконец-то, скажет обыватель. И будет неправ, так как эти суда после постройки либо будут стоять у причальной стенки, либо, что более вероятно, будут сданы в аренду нашим «заклятым друзьям» и, будучи построенными за российские бюджетные деньги, будут работать на чужую науку. А всё потому, что в программе не предусмотрено обучение океанологов для работы на новых судах. Их бы на старичков насобирать. Да и средства — а они ну очень немалые — для океанических экспедиций не заложены. То есть — «железо» вроде будет, а «мозгов» нет. Это недообразование? Или такая вполне себе вменяемая политика?

Системный пример — зависимость оплаты труда учёного от количества статей, опубликованных в западных научных журналах. Почтовые ящики сотрудников научных институтов сегодня забиты коммерческими предложениями. Вполне официально в стране работают несколько компаний, которые предлагают публикации в этих журналах. Можно ничего не писать самому, ни о чём не думать, ничего не открывать — просто оплати тысяч семьдесят, и статья за твоей подписью вышла! Если это не профанация самого понятия научного поиска, то что тогда профанация?! Ни министерство Котюкова, ни сам министр или его «багировы» ни разу не прокомментировали этот «научный публикационный беспредел», который Минобрнауки сам и создал. Невольно возникает мысль — а не греют ли свои ручки на этом чиновники из министерства? И если греют, то это явно не маленькие офисные крысы.

«Против Ливанова боролись, на Котюкова напоролись. От перемены их фамилий суть не изменяется» — дежурная несмешная шутка. Министру банально не верят. Как-то слишком часто либо его фамилия, либо фамилии его замов мелькают рядом с «серыми делами», в которых закачиваются приличные бюджетные деньги. Так, на днях тайком снесли здание ИНИОНа, которое собирались реконструировать после странного пожара 2015 года. Под это дело выделили 7 миллиардов рублей. И хотя обещают построить на этом месте «здание новое», но есть вполне обоснованные сомнения в таких обещаниях. Ведь, как известно, «неправильные пчёлы дают неправильный мёд». А «пчёлы» у нас насквозь неправильные…

«АН» вернутся к этой теме в ближайших номерах.

Аргумент «пчеловеда» Сокольского

ЧТО делать? Немедленно восстановить отраслевую структуру в Минсельхозе РФ — Роспчелопром с передачей на баланс государственных организаций по пчеловодству. Основательно разобраться в причинах гибели пчёл и найти средства и специалистов, способных грамотно определить меры по спасению пчеловодства. «Навалиться», пока не поздно, как в своё время наваливались на эпидемии чумы, холеры, брюшного тифа. Если не спасать пчёл, на мух-то, которые, скорее всего, сохранятся, какая надежда?

«Аргументы Недели», № 28(672) от 24.07.19







Количество просмотров: 643

Поделитесь с друзьями:

Подпишитесь на обновления
сайта по e-mail:


Назад в раздел


Комментарии
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями
политики конфиденциальности




Активность на сайте