20.02.2015

Роение (часть 1). Естественное и искусственное деление семей

Роение особый период работы на пасеке

ОСНОВНЫЕ СПОСОБЫ РАЗМНОЖЕНИЯ ПЧЕЛИНЫХ СЕМЕЙ


Существует два основных способа размножения пчелиных семей ─ это естественное роение и искусственное деление. Роение возникло в процессе эволюции с древних времён, и способствовало расселению пчёл по земле. Искусственное роение придумали люди по мере совершенствования культурного пчеловодства. На современных пасеках оба эти варианта имеют место.
Первоначально рассмотрим естественное роение как первую массовую форму размножения, распространения и расселения пчелиных семей. 

ПОДГОТОВКА К РОЕВОЙ ПОРЕ


Роение. До сих пор данная тема самая горячо обсуждаемая. Пожалуй, нет большего раздела в пчеловодной литературе, которому было бы уделено так много внимания. О чём можно ещё писать и говорить? Вместе с тем взгляды на роение до сих пор остаются диаметрально противоположными, и исследования, дискуссии будут продолжаться ещё долго. Далеко не всё так просто как кажется при поверхностном понимании сути проблемы. 

Роение – особый период работы на пасеке. Его следует рассматривать с двух позиций: как независимое от воли человека явление, закономерное и необходимое в жизнедеятельности пчелиной семьи и как процесс работы пчеловода в совокупности с другими технологическими мероприятиями. 

Современное пчеловодство в своей массе ещё находится на такой ступени развития, когда процессом роения можно управлять лишь в ограниченных пределах. Бывают годы, когда пчелы настолько сильно роятся, что приводят в замешательство даже умудренных опытом профессионалов. Поэтому предстоящую роевую пору надо встречать в полной и основательной готовности. Даже если роение в текущем году окажется не очень бурным и многочисленным, то излишняя подготовка не принесёт убытка пасеке, в противовес тому, что улетевший рой равноценен потере фляги мёда.

Как всегда, пчеловод должен просчитать массу вариантов и определиться, как ему поступать, если будет много роёв или, наоборот, мало. Как использовать рои, вышедшие до медосбора, в начале и в середине медосбора? В соответствии с этими планами должны быть подготовлены запасные ульи, разделительные решётки, временные донья, холстики, магазины. Затем готовят инвентарь и оборудуют специальное место или же стенд, где хранятся в определённом порядке роевни, съёмные привои, черпаки, верёвка, одноручная пила, шест с крючком, клеточки для маток, садовый опрыскиватель и лестница. Роевни могут быть разных конструкций, но в качестве обязательного требования они должны иметь свободный крючок, с помощью которого роевню можно было бы подвесить на ветку дерева или на шест. Количество роевен на пасеке в 100-120 семей надо иметь 8-10 шт. Роевни должны быть достаточно объёмными, иначе сильный рой запарится в ней. Лучше, если дно сделано из капроновой мелкой сетки, а верхняя часть наполовину может открываться и закрываться. Вторая половина верха должна быть закреплена постоянно, чтобы удобнее было собирать рои. Раньше собранный рой рекомендовалось выдерживать до вечера в прохладном тёмном помещении. В этом есть биологическое обоснование, так как в таком случае сохраняется естественная природная цепочка всего процесса роения, выдерживается по времени состояние скученной грозди перед полётом к новому жилищу.

Кроме распространённых роевен существует множество привоев-ловушек, изготовленных из обрезков горбыля или сбитых из двух дощечек в виде крыши дома под прямым углом. Внутреннюю сторону желательно пропитать прополисом, воском, настоем мелиссы или обить запрополисованным холстиком. В нижней части такой ловушки можно подвесить полено, метёлку, рамку сотов, а сверху приделать проволочный крючок, за который подвешивают ловушку. Длина досок – 35-50 см. Ловушки развешивают на деревьях, кустах или же просто на специальных шестах, особенно в тех местах, где чаще всего прививаются рои. Устройство очень простое, но, натерев ловушку мятой, мелиссой или молочком из маточников, тем более, апироем, рои, словно по команде, летят к таким привоям. Имея 15-20 привоев-ловушек, пчеловод основательно облегчает свой труд по сбору роёв. Шестом с крючком их можно в любое время снять и переместить в другое нужное место. Если на точке мало деревьев, кустов, то тогда среди ульев устанавливают в разных местах стойки или шесты высотой 2-4 м, толщиной 6-7 см, на которые и подвешивают ловушки. Для страховки, по возможности на расстоянии до километра, особенно возле дуплистых деревьев, вокруг пасеки расставляют снаряжённые небольшие ульи или фанерные плотные ящики, которые пчёлы с удовольствием заселяют.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА О ВЗГЛЯДАХ НА РОЕНИЕ


Традиционно с древних времён гул первого выходящего роя на пасеке всегда был ожидаемым, желанным и радостным. В прошлом, когда люди не владели технологиями искусственного размножения пчелиных семей, существовало множество заговоров, чтобы пчёлы у хозяина хорошо роились. Тогда роение было одной из главных составляющих успешного ведения пчельника. Только таким образом множились пасеки. Рой отождествлялся с благодатью, Богом данной, принимался за источник улучшения благосостояния владельца пчёл. 

Удивительная белизна быстро строящихся сотов, необыкновенная работоспособность роевых пчёл покоряют и восхищают пчеловода. Но ничто так не повергает пчеловода в уныние, не обескураживает, как роевая горячка, когда на пасеке ежедневно выходит десяток и более роёв, причём по 3-4 одновременно. Пчеловод порой не успевает даже проследить, какие семьи роятся. А некоторые роятся уже второй раз, другие – четвёртый, пятый. Срывается весь план работы, не выполняются самые нужные и неотложные мероприятия – всё время уходит на собирание роёв и их посадку. Медосбор явно не используется. Это уже не лирические наблюдения за размножением семей, а мучительная, тяжёлая работа, которая, как правило, заканчивается плохими итоговыми показателями по мёду в конце лета. В современном промышленном пчеловодстве взгляд на роение крайне противоположный тому прошлому и рассматривается как вообще нежелательное явление. Появились спорные выражения, что рой на пасеке – это ЧП, роение – сущее несчастье в противовес тем молитвам о послании большой ройки. 

Нет более острой проблемы, чем проблема роения для пчеловодов-практиков, исследователей, начиная со времён Аристотеля. Если проследить историю развития пчеловодства до времён П.И. Прокоповича (1775-1850 гг.), то роение, как уже отмечалось, было необходимым и желанным явлением на пасеке, так как размножение пчелиных семей производилось исключительно за счёт естественных роёв. Надсмотрщик, сиделец на пасеке так и назывался, потому что его первейшей задачей было караулить выход роёв, огребать их, т.е. снимать с привоев, и заселять в новые колоды. Сиделец не мог и не имел права отлучаться с пасеки, чтобы не упустить роя, обычно это был пожилой человек, которому даже пищу приносили на точок. Выражение „сидит на пасеке“ оказалось настолько крепким, что и сейчас ещё часто употребляется во многих сёлах. Тогда возникла так называемая роебойная система пчеловодства, суть которой сводилась к тому, что осенью закуривались лучшие медовые колоды с целью извлечения большего количества мёда, получения большего дохода от пасеки, вовсе не вникая в суть и смысл биологических закономерностей. Выдающийся пчеловод-историк А.И. Покорский-Жоравко писал: «Истребление на корень пчёл – есть, без всякого сомнения, истребление капитала». Надо только представить, что по проведённым расчётам в России ежегодно убивали закуриванием около 10 млн. пчелиных семей, тем самым вёлся целенаправленный неосознанный отбор роящихся малопродуктивных семей и уничтожение лучших медовиков. Отступая от излагаемой темы, важно заметить, что численность пчелиных семей на всём пространстве Советского Союза едва превысила 10 млн. в самые лучшие годы, пика своего развития. 

В том отдалённом прошлом П.И. Прокопович первым восстал против столь бездумного подхода к делу, а его изобретённый рамочный улей уже позволил более оперативно вмешаться в жизнь пчёл. Представилась возможность искусственно размножать лучшие, самые медовые семьи и, наоборот, браковать худшие. С этого времени берёт начало зародившееся культурное рациональное пчеловодство, пересматривается значение роения, как единственного источника увеличения количества пчелиных семей, по иному переоценивается его роль в технологических приёмах, складываются совершенно новые системы ведения отрасли. Вот откуда берутся истоки рационального пчеловодства. 

В этом месте как раз уместно перекинуть мостик на нашу современность, когда так же ежегодно по осени после медосбора закуриваются десятки тысяч семей, привезённых весной с юга. На первый взгляд, вроде бы ничего общего нет. Но если задуматься и проанализировать результаты, то очевидным становится то, что качество пчёл, их генетический потенциал стремительно ухудшаются ввиду бесконечной хаотичной метизации. Наши предки уразумели опасность этого направления ведения отрасли, а что делается в современном пчеловодстве? 

ИНСТИНКТ РАЗМНОЖЕНИЯ. РАЗНЫЕ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ


Пчелиная семья – своеобразный сложный живой организм, где под понятием «размножение» подразумевается двойной смысл. Во-первых, внутреннее размножение – это когда в самой семье происходит смена и увеличение количества отдельных особей пчёл, трутней. Во-вторых, размножение самих семей, когда от семьи выделяется и отходит часть рабочих пчёл, трутней вместе с маткой. Эта часть называется роем в точном смысле слова. Иногда данный термин применяется и при искусственном размножении. Как только рой обосновывается в новом улье (дупле), отстраивает гнездо, он уже называется семьёй.

Роение – есть проявление врождённого инстинкта размножения пчелиных семей. Пчеловоду очень важно понять данный биологический процесс, чтобы научиться управлять им. Вновь и вновь приходится обращаться к советам патриарха культурного пчеловодства Н.М. Витвицкого: «Кто хочет с успехом разводить пчёл, должен сколь возможно, применяться к образу жизни пчёл диких. Учитесь, между прочим, и у самих пчёл уходу за ними, чтобы понять природу свойств насекомых или неверное понятие о них». В связи с этим необходимо отметить и то, что, размножаясь в естественных условиях путём роения, выживали лучшие семьи, которые смогли противостоять всем природным невзгодам, а худшие вымирали. Происходил естественный отбор. Н. Витвицкий проводил племенное улучшение своих пчёл за счёт прилива крови диких. Был проделан такой опыт: бортники поймали в лесу несколько роёв, которые были взвешены и посажены в ульи. Одновременно в другие ульи поместили рои, одинаковой силы по весу, вышедшие на его пасеке. Осенью оказалось, что дикие пчёлы собрали почти по три пуда (48 кг меда), а пасечные не запаслись и по одному. Подобные наблюдения в 80-е годы провел пчеловод Ф.В. Серохвостов в Восточном Казахстане (с. Платово). 

Приведённые примеры говорят о великой силе выживаемости пчёл, заложенной в инстинкте размножения. А в современных условиях массовых заразных заболеваний сохранившаяся борть в лесу – это просто бесценный капитал, не имеющий аналогов. Примеры истории порой поражают даже самое смелое воображение, кажущееся просто невероятным. Так Л. Лангстрот сообщает, что в 1863 г. в штате Индиана на пасеке из 65 пчелиных семей вышло 505 естественных роёв в течение лета. 30 роёв вышло 2 июля, 61 – 3 июля, 42 – 4 июля и т.д. Журнал «Пчеловодная жизнь» № 19-20 за 1914 г. приводит данные, что на многих пасеках Уссурийского края семьи отпустили по 5-7 роёв и дали по 3-5 пудов мёда (48-80 кг) Вот насколько сильны природные врождённые инстинкты пчёл! Сколько таинственного, неизученного в их возможностях! Поэтому поиск ключа к загадке роения продолжает волновать умы пчеловодов. 

Если само роение есть проявление инстинкта размножения, то как же он возникает и что определяет его действие? На данный вопрос однозначно ответить невозможно. Существует ряд теорий, которые объясняют механизм проявления данного инстинкта. Но в определённых критериях в равнозначных ситуациях они наталкиваются на взаимоисключающие объяснения. Наибольший практический интерес представляют исследования немецкого учёного Герстунга, который в 1891 г. предложил теорию «личиночного корма» (молочка). Предполагается, что если молодые пчёлы-кормилицы, выделяющие молочко в активном состоянии, находятся в улье в большом избыточном количестве, чем требуется для кормления расплода, то появляется тенденция к закладке маточников. 

Данное предположение подтвердила Л.И. Перепелова в 1930 г. своими работами на Тульской опытной станции пчеловодства. Наблюдения за поведением матки показали, что первоначальный толчок к закладке роевых маточников дают рабочие пчёлы, составляющие свиту матки. Теснота в гнезде от избытка молодых пчёл с обилием личиночного корма – не единственная основная причина роения, а только сопутствующий фактор основной причине – избытку личиночного корма. Ф.А. Тюнин на той же Тульской опытной станции высказывал несколько иное предположение, что первопричина, вызывающая проявление роевого инстинкта, находится в жизнедеятельности яичников матки. У молодых, только что вышедших маток, стадия замедленной деятельности яичников не наступает так рано в первый летний сезон, вот почему они не склонны к роению. Исходя из этого, смена старых маток на молодых, вышедших этим летом, является важным приёмом против роения. Сразу же следует оговориться, что на практике, на современном этапе всё же встречаются семьи, которые роятся и с молодыми, вышедшими этим летом, матками. Роятся даже вновь посаженные первые рои спустя 1-1,5 месяца после освоения нового улья. 

В любой местности наибольшая тенденция к роению в те годы, когда, вследствие благоприятных условий, весной семьи пчёл усиливаются в кратчайший промежуток времени. Среди пчелосемей на конкретной пасеке наибольшее стремление к роению в тех семьях, которые наиболее быстрыми темпами достигают пика по количеству заложенного расплода. По-видимому, эффект скопления молодой пчелы может быть чрезвычайно усилен многочисленными факторами окружающей среды, которые не всегда бывают заметны в обыденной практике, но могут считаться способствующими роению, а не вызывающими его. Данное пояснение в большей степени даёт возможность понять, где первопричина, а где обстоятельства, факторы, способствующие такому явлению или, наоборот, тормозящие его. Обоснованное напоминание этому заключается в словах П.И. Прокоповича: «Известно мне из опыта, что ранний в июне сильный взяток мёда, коим заливаются все ячеи, препятствует роению, а умеренный – оному способствует…» 

Но, пожалуй, никто в мировой практике так глубоко и всесторонне не изучал роение и не разрабатывал таких эффективных приёмов его использования как выдающийся русский пчеловод А.С. Буткевич. В начале своей пчеловодной деятельности А. Буткевич пытался разработать систему против роения применительно к дадановским ульям, горячим сторонником коих он был тогда. Но в 1913 г. он признаётся: «Для меня удержать пчёл в отчих ульях оказалось невозможным, хотя я перепробовал не одно средство, чтобы достигнуть этой цели. Меня пчёлы заставили сложить оружие перед силой непреодолимого стремления к роению. Пришлось признать роение неизбежным, начать изучать его, чтобы извлечь из этого процесса возможно большую пользу». В результате этих выводов он перешёл от практики торможения инстинктов, наоборот, к практике, способствующей проявлению инстинктивных потребностей пчёл. Он даже провозгласил девиз: «Ближе к природе и поменьше ломки». 

Таким образом, сложилась совершенно новая система пчеловодства – система роевой свободы. Почему новая, когда вся предыдущая история пчеловодства основывалась на свободе роения? Да потому новая, что в этой системе на основе роёв создаются семьи-медовики, которые служат основными производителями мёда, чего не было раньше. Поэтому свою систему пчеловодства А.С. Буткевич назвал роемедовиковой. 

Схема системы такова. Зимовавшие семьи рассматриваются, в первую очередь, как поставщики роёв, массы роевых пчёл, а не как производители мёда. Для этого с первых дней весны создаются все необходимые условия для наиболее интенсивного роста и усиления семей, чтобы они как можно раньше роились и рои были мощными – в 3-5 кг. Основные семьи, конечно, не освобождались от обязанностей давать товарный мёд, но это было для них второстепенной задачей по сравнению с общими первоначальными требованиями. Следовательно, здесь уже совершенно иная точка зрения в управлении пасекой. 

Рои объединялись в медовики массой в 7-8 кг, причём, чем ближе медосбор, тем он делал их сильнее, так как легковесные рои собирали меньше мёда. Обязательным правилом считалось наличие в рое плодной матки, неплодных маток он считал ненадёжными. При плодной матке медовик сразу включается в работу, так как расплод играет роль сильнейшего возбудителя энергии пчёл, тогда как неплодная матка может потеряться во время брачного полёта, да и до облёта матки рой работает вяло. В результате многочисленных опытов А. Буткевич пришёл к заключению, что даже ограничение работы матки на 1-2 рамках разделительной решёткой, а тем более заключение её в клеточку, только снижает медосбор. Вот какой мобилизующей силой обладает расплод! 

В этом отношении рекомендации В.Г. Кашковского сильно разнятся. По его утверждению, рои и безматочные семьи, не занятые выращиванием расплода, более продуктивны. Подобные заключения по безматочным семьям у других исследователей встречаются крайне редко. Да это и не подтверждает массовая практика пчеловодов Рудного Алтая. Следовательно, в вопросах ограничения работы матки пчеловоды должны помнить о таких опытах. 

Наиболее ценными А. Буткевич считал рои-перваки. Самые лучшие из них по медосбору он оставлял на племя, заменяя ими плохие семьи, если матки в роях были не старше года. 

Рассматривая природу роения, невольно напрашивается вывод, что процесс роения невозможно объяснить какой-либо одной причиной, потому что сущность инстинкта – это сложные рефлексы, тесно взаимосвязанные между собой, причём действие одного рефлекса является возбудителем другого. При выпадении одного из звеньев вся цепь рефлексов нарушается, задерживается или прерывается. Вот почему придумано так много приёмов против роения, но каждый из них может быть успешным при определённых условиях, воздействуя лишь частично на какое-то звено, потому что есть как внутренние раздражители, так есть и внешние. Хорошо известен пример внутреннего раздражителя – сколько бы раз пчеловод ни срывал маточники, семья не прекращает готовиться к роению. Пчёлы закладывают новые маточники после каждого удаления их. И только тогда, когда начнётся сильный медосбор, проявление инстинкта роения затормозится, потому что начинает действовать новый инстинкт – инстинкт сбора и накопления мёда. Внешние раздражители очень многообразны и воздействие каждого из них специфическое. В повседневной жизни называют следующие факторы: тесное гнездо, не загруженность пчёл строительством вощины, плохая вентиляция и духота в гнезде, старые соты и старые матки. Особенно важно отметить, что на бурное роение очень сильное влияние оказывает слабый, часто прерывающийся медосбор. В результате перечисленных причин на пасеке наблюдается массовое роение. 

Проделав такой исторический анализ по изучаемому вопросу, становится понятной проблема роения. Нет необходимости повторять ошибки прошлого, но положительные выводы надо принять к практическому руководству. 

Думается, что мировая наука и практика в будущем значительно продвинутся вперёд по этому вопросу, но на текущий момент можно придерживаться следующего правила. Роение – сложный врождённый инстинкт, поэтому его невозможно устранить, изжить никакими средствами, но имеется достаточно возможностей управлять процессом его проявления с большей практической пользой, как в сторону затормаживания, так и в сторону обострения. 

Автор: Михаил Гусляков




Количество просмотров: 6683

Поделитесь с друзьями:

Подпишитесь на обновления
сайта по e-mail:


Назад в раздел


Комментарии
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности