04.02.2015

Заготовка осенне-зимне-весенних кормовых запасов

Заготовка осенне-зимне-весенних кормовых запасов

Четыре медовые рамки, оставленные во вторых корпусах после выборочной откачки, в течение продолжающегося медосбора будут полностью заполнены и основательно запечатаны. В таком виде они исключительно хороши для формирования гнёзд осенью, ведь речь идёт о медовых рамках с акации, эспарцета, донника, дягиля, тем самым гарантируется его высокое качество для зимовки пчёл.

Рамки, хорошо заполненные высококачественным мёдом, оставленные на хранение до того момента, когда необходимо будет пополнить кормовые запасы в пчелиных семьях, называются броневыми. Этим самым предусматривается особый страховой фонд на случай непредвиденных обстоятельств, как-то: замена падевого мёда, на случай отсутствия медосбора ввиду сильной засухи или очень дождливой погоды и т.д. Броневые рамки изымают из ульев и до наступления осени хранят на складе, упаковав в плотные, без щелей, корпуса, чтобы не было доступа для моли, о чём нужно особенно позаботиться. На дно колонки корпусов и между корпусами можно положить мяту или другие отпугивающие средства. Даже незначительные щели в корпусах замазать глиной или заклеить бумагой, скотчем. Сверху плотно закрыть бумагой и холстинками.

Оставлять броневые рамки на хранение в ульях нежелательно по ряду причин. Не исключена возможность, что в дальнейшем пчёлы будут собирать падевый или быстро кристаллизующийся мёд, подмешивая его в броневые. Особенно, если накануне был перерыв в медосборе. Некоторые пчеловоды помещают такие рамки в гнездо, в нижний корпус. Но ошибка заключается в том, что этим ограничивается простор для работы матки, и, в силу своих биологических законов, пчёлы перенесут мёд в верхний корпус, размещая его по другим рамкам. Самообман пчеловод обнаружит только после снятия корпусов, но будет поздно.

Почему берётся в расчёт четыре рамки? Это тот самый минимум высококачественного мёда, который осенью будет помещён в центре гнезда каждой пчелиной семьи. Предполагается, что количество меда будет равно 12-15 кг. Остальной кормовой мёд (запас) будет заготовлен из других источников. Если он окажется менее качественным, но, размещённый по краям гнезда, будет употреблён пчёлами в конце зимовки и не окажет большого пагубного влияния. При благоприятных условиях медосбора часть броневых рамок останется для весенних нужд.

А вообще, чтобы стать настоящим пчеловодом, надо постигнуть суть аксиомы – «мёд делает пчёл, а пчёлы – мёд». Ограничивать пчёл в кормах – первейшее преступление. Нормы обеспеченности кормом для различных регионов установлены в пределах 18-28 кг. Пчёлы сами по себе – уникальные насекомые. Уникальность их заключается в том, что, в отличие от всех домашних животных, они сами себе заготавливают корма, вовсе не требуя помощи человека. И по логике человек может забрать у них лишь тот излишек мёда, без которого семья может прожить безболезненно. Но поскольку человек очень заинтересован в увеличении такого излишка, то он и должен проявить тот наивысший профессионализм, который максимально обеспечит получение данного продукта. А время его изъятия – дело техники. Ведь само по себе его количество не изменится, будет ли мёд отобран от первого медосбора или от последнего, при равном соблюдении всех остальных условностей. Зато мёд, оставленный от первых медоносов, как правило, гарантирует благополучную зимовку пчёл. Чем ближе конец лета, тем больше шансов получить мёд, менее пригодный для зимовки, хотя по своим пищевым качествам для человека он превосходный и полезный. Даже падевый мёд, пользующийся повышенным спросом.

В истории пчеловодства Рудного Алтая наблюдались годы пчелиного мора ещё задолго до появления ныне существующих опасных болезней. Причиной тому был падевый мёд, но так как в основе были неразборные колодные ульи, возможность человека помочь пчёлам была ограничена. Особо тяжёлым был 1881 год, когда на многих пасеках не досчитались 70-80% пчелиных семей. Прошло много лет, но и в период развитого пчеловодства на Рудном Алтае отмечалась большая гибель пчёл от пади в зимовках 1953-54, 1957-58, 1967-68, 1972-73, 1974-75 гг. В целом по области гибель превышала отметку в 30%. При этом повторялись всё те же ошибки прошлого. Поэтому данная историческая справка должна быть основательным предупреждением для современных пчеловодов, особенно для тех, кто к этому относится скептически и поверхностно.

Следует отдать должное той просветительно-организационной работе специалистов отрасли, на основе которой в 40-50-е годы было узаконено положение, чтобы в колхозах и совхозах на каждую пчелиную семью иметь по пять килограммов страхового центробежного мёда дополнительно, кроме оставленного сотового запаса. Тогда пчеловод не испытывал зависимости от обеспечения его пасеки сахаром. Надо помнить, что современная рыночная экономика полна чудес превратностей цен. Так может и не стоит игнорировать опыт прошлого?

Очень удобно организовать заготовку кормового мёда при многокорпусном содержании. При этой системе пчеловодства верхние надставки (корпуса, магазины) первого медосбора снимают с ульев и упаковывают до осени на складе. В дальнейшем откачка мёда проводится без боязни лишиться кормов. В конце медосбора снимают лишние корпуса с малым количеством мёда, а на нижний, гнездовой корпус, возвращается со склада полный, с гарантированным качественным мёдом. Тем самым упрощается процедура сборки гнёзда, а пчёлам созданы оптимальные условия зимовки. Вот именно в этой комбинации и заключалась вся мудрость применения кормовой надставки в прошлом высокоразвитом американском промышленном пчеловодстве.

Повторяясь, ещё раз отметим, что кормовая надставка, хотя и с меньшим удобством, может применяться и в дадановских ульях, особенно на тех пасеках, где пчеловоды перешли с 12-и рамочных ульев на 10-и рамочные. Такие опыты проводились НИИПа, Кемеровской опытной станцией пчеловодства и многими пчеловодами-практиками Алтая. Хорошие результаты были получены и на нашей пасеке. Зачастую бывает так, что весной после зимовки матка переходит в магазин, тогда его опускают на дно, а гнездовой корпус убирают до того момента, когда основательно потеплеет и появится потребность в расширении. В плотно обсиживаемом магазине создаются хорошие условия для выращивания расплода. В сильных семьях можно просто поменять местами корпус с магазином. Со временем матка поднимется вверх, в гнездовой корпус, а магазин после выхода расплода убирается за ненадобностью.

В понятие «кормовые запасы» входит и перга. Количество перги, расходуемое семьёй в течение года, разными исследователями называется в пределах 35-40 кг. Без перги немыслимо выращивание расплода. Известно, что пчёлы приступают к его выращиванию ещё в омшанике, поэтому пчеловод обязан заблаговременно позаботиться о заготовке перговых рамок в достаточном количестве. Когда не поступает свежая пыльца, пчёлы используют ранее заготовленные резервы перги в улье. А запасы её должны составлять не менее 3-4 кг в любое время года, столько же должно пойти и в зимовку. Две рамки, как принято на практике

Лучше всего рамки, забитые пергой в период её обильного приноса, из нижнего корпуса поставить в верхний. Позднее, во время медосбора, сверху они будут дополнительно залиты мёдом. Такие рамки замечают и убирают на хранение в отдельные корпуса. Они имеют особо большую ценность. Но решать проблему обеспеченности кормом при всех других равных обстоятельствах можно лишь в том случае, если на пасеке будет создан достаточный резерв запасных сотов.

Показателен опыт работы передового пчеловода Кокчетавской сельскохозяйственной опытной станции Т.М. Баталова. Кормовые запасы на его пасеке для зимне-весеннего периода – 30-35 кг, зато и результаты впечатляющие: ежегодный прирост семей – 70-90%, выход мёда до 140 кг на семью. В степной зоне, где расположена его пасека, в апреле-мае, да зачастую и в июне отсутствует даже поддерживающий взяток, дуют суховеи. Особенно показателен 1962 год, когда на многих пасеках не только прекратилось наращивание силы в пчелиных семьях, но в июне уже были изгнаны трутни. При скудных медовых запасах, чтобы не погибнуть, пчёлы инстинктивно стали экономить корма и рост семей прекратился. У Баталова такой проблемы не было, мёда в ульях предостаточно. Благодаря этому, преодолеваются даже самые сложные казусы природы, и пасека набирает достаточную силу, чтобы получить большой товарный мёд. Когда всё-таки наступила пора долгожданного медосбора, пчёлы достойно отблагодарили пчеловода, словно и не было природной стихии. Другие же пчеловоды поехали за сахаром.

Подчеркну ещё раз, что для жизни пчёл на протяжении всего круглогодичного цикла, очень важно иметь необходимое количество кормов, а в зимний период – еще и их качество. Мёд с акации, эспарцета, донника, мальвы, душицы, соссюреи очень высокого качества и особо ценен для зимовки пчёл. На важность качества кормового мёда указывает пример зимовки 1990-91 года на пасеке Черемшанского совхоза, когда пчёлы пошли в зимовку на падевом меду, но с различной подготовкой. В одном и том же омшанике на весы было помещено две семьи. У первой падевый мёд был заменён акациевым в пределах 8-9 килограммов. Три рамки поставлены в середину гнезда. Во второй семье падевый мёд не заменялся. Замер проводился в обеих семьях с 9 ноября по 8 апреля. Семья на падевом меду в зиму пошла силой 11 улочек, а на акациевом – 7 улочек дадановских рамок. Расход мёда за этот период в семье с падевым мёдом составил 20,2 кг, сила семьи после зимовки осталась на трех неполных улочках, а гнездо было словно облито испражнениями. Другая опытная семья израсходовала всего 6,6 кг, подмор составил один стакан, гнездо поразительной чистоты. Несмотря на то, что семья на акациевом меду в зимовку была отправлена с меньшей силой, из зимовки она вышла, наоборот, сильнее. Бывалые пчеловоды много раз сталкивались с различными природными катаклизмами, когда летом в ульи продолжительное время не поступает не только свежий нектар, но, ещё хуже, и пыльца. При этом обычно замедляется рост в семьях, пчёлы прогрызают вощину, особенно вдоль проволок, иногда среди лета изгоняют трутней, выбрасывают расплод. Жизнь на пасеке замирает. Памятно жаркое засушливое лето 1974 г., когда не только не было приноса нектара, но и пчёлы вынуждены были собирать пыльцу с ядовитой чемерицы, что сохранилась на более влажных низинах, так как остальные носители пыльцы высохли, погибли. На одном сахаре в такой ситуации не выжить. Край наш хоть и благодатный, но относится к зоне рискованного земледелия и никто не сможет гарантировать, что подобные невзгоды не повторятся. Если у пчеловода не будет запаса страхового мёда, перги, то такой пчеловод с ужасом будет взирать на печальную картину. Вот тогда-то моё изложение уж точно не покажется нравоучением незадачливого предпринимателя.

С подобной ситуацией столкнулись пчеловоды европейской части России летом 2002 года, а весной 2003 г. в некоторых областях отход пчелиных семей составил от 26 до 60%. При полном отсутствии взятка или крайне скудном приносе нектара и пыльцы пчелиные семьи к осени оказались очень слабыми. Физиологически неполноценных пчёл, да ещё при высокой варроатозной инвазии, не мог спасти и сахар, пополнивший скудные кормовые запасы.

С достоинством из подобной ситуации выйдет только тот пчеловод, который осенне-зимне-весенние кормовые запасы оставляет по 28-30 кг на семью. Примером тому служат знатные казахстанские пчеловоды: Т.М. Баталов, В.П. Величко, И.А. Грохотов, И.С. Хайдин, Н.И. Лаврентьев. Имея богатые кормовые запасы, они в любые годы наращивали к главному медосбору большую массу рабочих пчёл, и поэтому для них не было плохих сезонов без сбора мёда, у них всегда были высокие показатели. Первоначальный, вне всякого сомнения, постулат – нельзя урезать пчелиный паёк! Пчеловод обязан знать, что лишнего грамма мёда пчёлы никогда не израсходуют, он не потеряется, не испортится, а вот нехватка его всегда отразится на доходности пасеки, и только в худшую сторону.

Михаил Гусляков





Количество просмотров: 4188

Поделитесь с друзьями:

Подпишитесь на обновления
сайта по e-mail:


Назад в раздел


Комментарии
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности