21.01.2015

Подготовка пчелиных семей к медосбору

Подготовка пчелиных семей к медосбору

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОДНО, А ВОСПРИЯТИЯ РАЗНЫЕ


Прежде чем говорить о приёмах подготовки пчелиных семей к медосбору, следует обратиться к трудам патриарха российского пчеловодства Н.М. Витвицкого, великого учёного и практика, пчеловода–первопроходца. «Вся тайна пчеловодства, − утверждал он, − состоит в том, чтобы совершенно знать свойства пчёл и уметь оберегать оные…» Это он имел дело с дуплами, содержащими по 15-20 пудов мёда «отличной доброты». На какой пасеке можно встретить пчеловода, который бы не захотел у себя иметь хоть одну подобную семью!

«Лучше иметь мало, но самых благополучных ульев, нежели много сомнительных… Надобно всегда следовать тому верному правилу, что не количество ульев, а хорошее их состояние составляет и увеличивает доходы. Ни одна, даже искусно управляемая пасека, не может обойтись без соединения одних роёв с другими», – утверждал этот превосходный исследователь. Данное учение всецело принято к руководству современным пчеловодством. Изучены параметры силы семей в разные периоды года и изучена возможность управлять ими. Научными разработками установлено, а многочисленной практикой доказано преимущество сильных семей перед слабыми семьями абсолютно во все периоды года. Сильные семьи способны благополучно зимовать на воле под снегом даже в условиях холодного сибирского климата, меньше подвержены различным заболеваниям, так как в их гнёздах при любых погодных явлениях поддерживается оптимальный микроклимат, вновь народившиеся пчёлы физиологически полноценные, с хорошо развитыми органами. Сильные семьи имеют более высокий темп роста, начиная с выставки ранней весной. А за счёт этого к главному медосбору они подходят более мощными семьями, что позволяет отправиться в поле большему количеству лётных пчёл-сборщиц нектара. Вроде бы у всех на слуху подобные аргументы, только вот подходы в практической реализации далеко не однозначны. Убедительные примеры достижений выдающихся пчеловодов Сибири разных лет уже приводились.

Какие же семьи перед медосбором считать сильными? Это далеко не праздный вопрос. И вряд ли с уверенностью на него можно ответить точно. Дело в том, что в дикой природе без вмешательства человека пчелиная семья стремится к определённому оптимуму. Руководствуясь законом экономии, семья идёт в зиму с таким количеством пчёл, которое при минимальных затратах корма обеспечит безопасную сохранность жизни зимой и максимальное развитие с началом весны, чтобы к главному медосбору масса семьи равнялась 6-7 кг. Передовые пчеловоды искусственным путём создают сильные семьи-медовики массой 8-10 кг. Исходя из этого, пчеловод должен обеспечить соответствующие условия, чтобы каждая семья на пасеке при подготовке к медосбору имела возможность интенсивного выращивания расплода. Смысл расчёта сводится к тому, чтобы к началу медосбора семья имела наибольшее количество молодых лётных пчёл, способных работать на медосборе, а также значительное количество зрелого печатного расплода, после выхода которого его пчёлы успеют ещё поработать на медосборе хотя бы 5-7 дней.

Ошибка многих пчеловодов в том, что с весны пчелиным семьям не создаются хорошие условия для роста и развития, и такие семьи с большим опозданием начинают усиливаться. Зачастую процесс накопления силы совпадает с главным медосбором, и тогда семья не добирает мёда, так как пчёлы занимаются выращиванием расплода и не могут переключиться на сбор нектара. В связи с закономерностями роста пчелиных семей необходимо учитывать местные медосборные условия, что возможно сделать на основании многолетних наблюдений и записей. Что и будет в ниже следующем анализе.

Академик А.М. Бутлеров придавал большое значение изучению местных условий. Он писал: «К числу обстоятельств, которые при рациональном пчеловодстве нужно особенно принимать в расчёт, относится зависимость развития пчелиной семьи от внешних условий и влияния этих условий на направление деятельности пчёл. Ход жизни пчелиной семьи, прежде всего, зависит от развития растительности, а оно, в свою очередь, определяется метеорологическими условиями».

В Восточном Казахстане, да и в Алтае, выделяется четыре основных зоны, которые различаются между собой как набором основных медоносов, так и климатическими условиями: степная, горно-степная, горно-лесная и высокогорная. Поэтому единой общей схемы с указанием определённых сроков конкретных работ быть не может. Естественно, эти сроки регламентируются периодами между выставкой пчёл и началом главного медосбора, что обычно принято называть периодом подготовки к медосбору или периодом наращивания. Хотя здесь же надо оговориться, что подготовка к медосбору начинается с медосбора предшествующего года, когда заготавливается кормовой мёд и т.д. Учитывая разницу в медосборных условиях, в материальной оснащённости пасеки, системе ульев, склонностях пчеловода, становится очевидным то, сколь многовариантным может быть подход в подготовке к медосбору в техническом исполнении. Но при всём многообразии вариантов можно выделить два главных направления:

1. Целостное содержание пчелиных семей, когда допускается свобода роения, когда каждая семья участвует в медосборе в меру своей силы и подготовленности, и исключаются варианты создания семей-медовиков, усиления одних семей за счёт других.
2. Создание семей-медовиков за счёт временных отводков, усиления части семей пасеки за счёт других, ограничение и исключение роения.

Каждое из этих направлений имеет свои положительные и отрицательные стороны, как с научной точки зрения, так и в практическом исполнении. Дополнительно в каждом направлении можно наметить много вариантов в зависимости от ранее обозначенных особенностей.

Причем, предвидя исход зимовки, пчеловод заранее может арифметически просчитать наиболее целесообразный вариант и, соответственно, спланировать такую технологическую схему, которая в высшей степени будет соответствовать максимальному медосбору. Творчество пчеловодного искусства как раз и заключается в осмыслении, в поиске того главного пути, по которому в предстоящий год будет направлена деятельность пасеки, а не в бездумном повторении ошибок прошлого.

Среди пчеловодов давно бытует правило, что одна сильная семья за определённый отрезок времени принесёт мёда в два раза больше, чем две слабых вместе взятых, суммарно той же силы, но работающих раздельно, т.е. каждая сама по себе. Наглядным примером служит опыт на пасеке №138 Черемшанского пчелосовхоза в 1990 году, о чем свидетельствуют показания контрольных ульев. Медосбор был умеренный. Семья массой в 4,5 кг, занимавшая дадановский улей с полурамочным магазином, за весь период медосбора принесла 29,3 кг мёда. За этот же период семья массой 10 кг, занимавшая пять корпусов многокорпусного улья, принесла 101,5 кг. Разница в показателях впечатляющая. Проанализируем эти показатели. Сила семьи превосходит в 2,2 раза, а мёда собрано в 3,4 раза больше. Две же подобных семьи в дадановских ульях с магазинами, работавшие раздельно, дали мёда 58,6 кг (29,3+29,3), тогда как одна, более сильная, принесла 101,5 кг и превзошла в 1,7 раза. Данный пример убедительно, на конкретных цифрах подтверждает преимущество сильных семей.

Стоит только задуматься, сколько можно получать мёда дополнительно с одной и той же пасеки, в одних и тех же условиях, но при разной подготовке к медосбору. Нужно лишь изменить специфику работы, проделав определённую перегруппировку силы семей. Ещё более впечатляющие результаты получаются при скудном медосборе. Вот как выглядели показания контрольных ульев в 1994 году на пасеке №32 того же Черемшанского пчелосовхоза. Семья массой в 5,0 кг, размещённая в двух корпусах многокорпусного улья, принесла за весь период медосбора всего лишь 6,0 кг мёда. В то же время семья массой в 12 кг при двухматочном содержании в 20-и рамочном лежаке со вторым корпусом на 20 дадановских рамках принесла 66,5 кг, что в 11 раз больше. Что может быть более убедительным?

Если не прибегнуть к формированию семей-медовиков, то пасека не только не получит товарного мёда при аналогичных условиях медосбора, но и не обеспечит себя на зиму кормами. И вместе с тем, если к этому делу подойти вдумчиво, творчески, расчётливо, то можно не просто обеспечить пасеку кормами, но и собрать ещё достаточное количество товарного мёда.

Выдающийся деятель пчеловодства Рудного Алтая С.И. Барышников пользовался для расчётов несколько иной формулой, суть которой сводится к тому, что пчелиная семья за определённый временной отрезок работы на медосборе способна принести количество нектара равного квадрату своей силы. Независимо, по каким формулам проводится анализ прошедшего медосбора, даже пренебрегая некоторыми погрешностями и отклонениями, вполне достоверно обнаруживается равнозначный итог превосходства сильных семей над слабыми семьями.

В пчелосовхозах Приморского треста Дальнего Востока был принят обязательный технологический приём, чтобы формировать на каждой пасеке не менее 60-75% отводков во вторых корпусах от числа зимовавших семей. При достижении семьями силы 8-9 улочек пчёл и 6-7 рамок расплода, пчеловоды приступают к формированию ранневесенних отводков. Отводки организуют из двух рамок зрелого расплода с достаточным количеством пчёл и одной кроющей кормовой на зрелый маточник. Маточники для этих целей готовят заранее в лучших племенных семьях с устойчивой высокой продуктивностью. Отводки во вторых корпусах отделяют от основной семьи сплошной перегородкой и разворачивают летком назад. После оплодотворения маток отводки несколько раз усиливаются зрелым расплодом от основной семьи. Это очень и очень важный момент, который является радикальным средством против роения, обеспечивает наивысшую яйцекладку матке отводка, а, в конечном итоге, позволяет семье набрать максимально возможную силу. Большим практическим опытом Спасского пчелосовхоза было установлено, что за счёт применения маток-помощниц, товарность пчелиных семей возрастает на 28-31 кг. При этом семьи отстраивали по 11-14 рамок вощины. Подобной методикой применения маток-помощниц пользуются и многие башкирские пчеловоды с аналогичным взятком с липы. Конечно, на Алтае нет липы – королевы медоносов, но матки-помощницы нашли широкое применение у многих успешных пчеловодов. Приём достаточно известный и далеко не новый, особенно, когда главный медосбор по времени начинается в начале или середине июля. Использование маток-помощниц позволяет ставить свои сибирские рекорды и указывает на широкое внедрение в практику для повышения рентабельности пасек.

Пчеловод должен быть хозяином положения, уметь управлять ходом работ, а не быть заложником обстоятельств, которые надвигаются на него стихийным, самопроизвольным развитием пчелиных семей. Перед началом главного медосбора пчеловод проводит контрольный осмотр, суть которого сводится к тому, чтобы определить готовность пасеки к этому волнующему периоду. От проведения сего мероприятия зависит дальнейшее финансово-экономическое положение пасеки. Силу семей определяют по количеству занятых улочек или же плотно обсиживаемых рамок. Здесь исходят из того, что масса пчел, обсиживающая одну дадановскую рамку, весит 250 гр. У дальневосточников по этому поводу существует даже свой термин «количество рамок „мушности“». За стандарт принимается готовность семьи силой в 24 улочки.

Увеличение силы семей до 8 кг даёт пропорциональное увеличение медосбора на каждый килограмм веса пчёл, а от 8 до 10 кг – пропорциональность уменьшается. Отдача, так сказать, с каждого дополнительного килограмма массы пчёл становится менее ощутимой. Более же сильные семьи, массой свыше 10 кг, уже не оправдывают надежд. Таким образом, семьи-медовики, которые считаются вершиной современного пчеловодства, пошли от А.С. Буткевича (1859-1949) ещё с конца XIX века. Именно он произвёл расчёты и первым обосновал методику формирования семей-медовиков, причём многократно проверив её в своих опытах. Он советовал, выдвинув основополагающую аксиому доходного пчеловодства: «Пасека должна блистать не численностью ульев, а силой, мощностью семей. Только силой семей пасека становится великой».

Почему данному вопросу уделяется столько внимания? Да потому, что вид многих современных пасек представляет жалкую, удручающую картину слабых, голодных семей. В последние годы наметился бум завоза южных пакетов на Рудный Алтай, в Сибирь. За небольшим исключением, это просто свалка хлама и букета заразы, да ещё за хорошие деньги. Как бы ретивые сторонники бизнеса ни рисовали благие намерения перспективы южного пакетного пчеловодства, жизнь уже не раз доказала, что все болезни, кроме нозематоза, привезены с юга Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана. Иных достижений ни история, ни практика не отмечают. Хотя уже 80-90 лет назад подобная проблема в России была изучена и имеются фундаментальные разработки для практиков-пчеловодов. Суть проблемы на поверхности. Дело в том, что южные породы пчел, перемещённые в несвойственные им природно-климатические условия, теряют свои ценные качества, наоборот, проявляются резко отрицательные признаки, потому что это чуждая им среда. Они уступают по темпам роста и развития, следовательно, теряют в медосборе.

Особенно модным стало направление повсеместного завоза карпатских пчёл. Надо отдать должное успехам матководов и селекционеров Закарпатья, их достижениям, кропотливой и последовательной работе на протяжении многих десятилетий. Вместе с тем следовало бы уразуметь, что их селекция по разводу маток направлена на сохранение породной чистоты. И это очень хорошо, поучительно. Но отбор и репродукция племенного материала производится в условиях скудного вялотекущего медосбора, в условиях мягкого умеренного климата. Соответственно, генетически пчёлы адаптированы к этим природно-климатическим и медосборным условиям. Да и она, эта порода, исторически сформировалась на определённой замкнутой территории Закарпатья. И там они, бесспорно, самые превосходные пчёлы.

Зачем их везём на Алтай, в Северный и Восточный Казахстан, Сибирь? Чтобы также удовлетворить свою мечту о лучшей, идеальной породе пчёл. Но здесь-то климат резко континентальный, период без облёта намного длиннее, медосбор бурный, да короткий, времени на «раздумья» и раскачивания мало. Если у них на родине за лето 10-12 кг товарного мёда – хорошо, а 15 кг – на рекорд тянет, то в Сибири, Алтае надо такое количество приносить за день или хотя бы за два, чтобы не упустить свой шанс. Ведь неслучайно природа для таких мест создала самых крупных среднерусских пчёл, маток и трутней. Соответственно, пчелиная ячейка в естественно отстроенных сотах самая большая – 5,53 мм. Для того, чтобы за короткий период нарастить большую силу, пчёлам нужна мощная высоко плодовитая матка. Природа и это предусмотрела. В период пика яйцекладки (конец мая, июнь) вес маток среднерусской породы достигает 320-350 мг. Среднесуточная яйценоскость составляет 2,5-2,8 тыс., при максимуме – 3,2 тыс. яиц, со средним количеством яйцевых трубочек – 300 шт. Тогда как у карпаток в разгар яйцекладки вес маток 260-300 мг, при среднесуточной яйценоскости – 2,2 тыс., при максимуме – 2,9-3,0 тыс. яиц, с количеством 290 шт. яйцевых трубочек. Вот в этой совсем маленькой характеристике кроются секреты прошлых рекордных медосборов в Сибири без всяких кочёвок. Есть над чем задуматься… Сегодня можно встретить много не лестной характеристики в адрес среднерусских пчёл. И это не удивительно. Потому что пчеловодам возраста 30 и даже 40-45 лет не пришлось работать с чистопородными пчёлами, крайне за небольшим исключением в каких-то отдалённых уголках. А иметь дело с помесями это совсем другая ипостась, а отсюда вольные или не вольные искажения.

Здесь ещё раз уместно перебросить мостик в прошлое на таёжную пасеку в Красноярском крае. Молодые пчеловоды, возможно, и не слышали, а в 40-60-е годы фамилия В.Ф. Шалагина, орденоносца, многократного участника ВДНХ, разработчика типового двухстенного улья не сходила со страниц пчеловодных журналов. Читателю для полного представления о его пасеке и работе позволю объёмистые цитаты. «На нашей пасеке семьи пчёл к главному взятку были доведены до такой силы, что, несмотря на постановку двух магазинов с увеличенной рамкой и хорошую вентиляцию ульев, пчёлы не умещались на сотах и собирались в большом количестве на внутреннюю часть крышки улья. Во время откачки мёда крышки с ульев приходилось перевёртывать, чтобы не давить пчёл. Закрыть ульи после выкачки мёда не удавалось до утра, так как много пчёл было как на крышке, так и в самом улье. При такой силе семей принос мёда за день на контрольном улье доходил до 15 кг». Размеры магазинных рамок: высота – 200 мм, ширина боковых планок – 35 мм. В магазин ставится не 12, а 9 шт. Пчёлы строят удлинённые ячейки и матка здесь никогда не сеет. На вопрос: «Как создавали такую силу?» – отвечает: «Благодаря исключительно хорошей зимовке в подземном омшанике, обильным кормовым запасам в любое время года, исключительно высококачественные соты под засев, тёплые двухстенные ульи». Как видим, матки-помощницы не применялись, отводки также технологией не предусмотрены. Особо интересно отметить то, что пчёл выставляли в конце апреля, а иногда и в начале мая. «Мы давно подметили, что хорошо перезимовавшие пчёлы долго не отмирают весной и успевают вывести много расплода». Если проанализировать опыт работы знаменитого Томского пчеловода Д.Т. Найчукова, то также увидим, что он наращивал силу семей массой 8-10-12 кг при одной матке. Возьмите карандаш и листок бумаги, посчитайте яйценоскость маток и темпы развития, усиления семей которые были выставлены в конце апреля начале мая.

Остаётся только задуматься, как можно было погубить такой золотой генофонд? Зачем было привозить сюда карпаток, когда у местной уникальной популяции такие темпы весеннего роста семей и столь великолепная работоспособность? Пишу об этом с болью в сердце, потому что начинающие пчеловоды вместо того, чтобы стоять на коленях и вымаливать у староверов в глухомани бесподобных пчелок себе на племя, бездумно везут из-за бугра отходы поднаторевших дельцов.

Существуют разногласия в определении понятия «сильные семьи». Более того, выдвигались теории не в пользу сильных семей, а с ориентиром на средние, что и рекомендовали многие учебные пособия недалёкого прошлого. Так, в 50-е годы были утверждены инструкции по разведению и содержанию пчел, в которых технология работ была ориентирована на слабые семьи и предусматривала массу очень трудоёмких замысловатых процессов, которые не давали должной отдачи. Часть из них в последующем была отвергнута самой жизнью, как, например, прокладывание реек между верхними брусками рамок весной с целью утепления и т.д. Хотя ради справедливости нужно сказать, что и там повсеместно присутствовал призыв к содержанию сильных семей, но сильными признавались семьи массой в 4,5-5,0 кг. По современным стандартам сильная семья перед медосбором должна быть массой не менее 6,5-7,0 кг, что определяет иной подход, иную систему пчеловодства. Подойти к этим вершинам непросто, не поправить дело одним каким-то приёмом. Для этого нужна глубоко продуманная, чётко отлаженная система круглогодичного ухода за пчёлами, предусматривающая весь комплекс необходимых операций и работ, обеспечивающая наилучшие условия развития пчелиных семей в данной местности, способствующая максимальной продуктивности их при наименьших затратах труда и достаточно высокой рентабельности. Ох, как непросто свести эти слагаемые воедино! Вот почему современный пчеловод уже не сиделец на пчельнике, а мыслящий, разносторонне образованный специалист пчеловодного завода.

Примером новаторской творческой работы может послужить опыт работы пчеловода А. Волоховича из Кустанайской области. Особенность его технологии заключается в том, что, имея небольшую пасеку в 12 семей, получал до 4 тонн товарного мёда ежегодно. Достигал он таких результатов благодаря созданию мощных семей, которые к началу медосбора имели от 50 до 70 рамок расплода и занимали 6-8 корпусов на 12 рамках размером 435×230. На первый взгляд, пасека маленькая, любительская, но насколько велика производительность, конечный результат! Можно иметь большую пасеку, но качать намного меньше мёда, если работник из категории пчеловода переходит в разряд охранника.

Основными медоносами целинных степей являются осот полевой, эспарцет, донник, рапс, гречиха. Пчелиные семьи у Волоховича зимуют в омшанике на двух корпусах. Нижний корпус, в который свисает «борода» из верхнего гнездового корпуса, служит воздушной подушкой. Верхний корпус имеет 14 рамок, двенадцать из которых установлены как обычно в фальцы, а две лежат сверху плашмя на брусочках толщиной 12 мм. Семьи в зиму идут такой силы, что не вмещаются на 14 рамках и вынуждены свисать «гроздью» от нижних планок гнездового корпуса. Такая сила семей формируется в середине сентября за счёт остатка основной семьи после отмирания, износа пчёл на медосборе и присоединения к ней двух резервных отводков. В это же время проводятся противоварроатозные обработки. Весной после выставки нижние корпуса пчеловод убирает, а семьям даёт распечатанные рамки с мёдом и стимулирующие подкормки медовой сытой.

В формировании семей-гигантов основное значение имеют резервные отводки, нарастившие не менее двух корпусов. Работа начинается с вывода трутней в отцовских семьях в первые дни после выставки с таким расчётом, чтобы к 20-25 апреля было достаточное количество печатного расплода, и можно было приступать к закладке маточников первой партии. Вывод маток с переносом личинок осуществляется по графику в три партии. Первые две идут на формирование отводков, а третья – для нуклеусов, на случай потери маток или замены некачественных. Отводки формируют первоначально на одну рамку расплода. На каждую основную семью – 2-3 отводка. После того, как молодая матка приступит к работе, отводки усиливает зрелым на выходе расплодом от основных семей, что позволяет молодым маткам развивать максимальную яйцекладку, а зимовавшие семьи избавляются от роения. Таким образом, из 12 семей на пасеке получается 36-40. Объединение основных семей и отводков, формирование семей-гигантов производят в начале главного медосбора – 20-25 июля, когда контрольный улей начнёт показывать привес в 2 кг. У А. Волоховича своя методика. Семья-медовик формируется на молодую матку одного из лучших отводков, все остальные матки продолжают по-прежнему работать уже во вновь сформированных небольших нуклеусах с целью наращивания резерва молодых пчёл к зимовке. Все рамки при организации семей-гигантов откачивает независимо от количества расплода. А. Волохович считает, что этим самым оказывает наиболее сильное воздействие на пчёл в проявлении инстинкта накопления корма.

Суточные привесы – 19-22 кг – вполне оправдывают надежды и вложенный труд. В казахстанских степях – 330-350 кг мёда с семьи пчёл – факт, совсем как у пчеловодов Дальнего Востока. Разве это не пример дерзаний и творческой мысли! Сам А. Волохович говорит: «Основа моего метода заключается в том, что я всё время создаю такие семьи, какие мне нужны в данный период».

Данный пример вовсе не имеет целью повсеместного и массового его внедрения. Но то, что подходы могут быть разные, а резервы неисчерпаемы – очевидно, и задуматься есть над чем.

Михаил Гусляков

Заставка: warre.biobees.com




Количество просмотров: 9352

Поделитесь с друзьями:

Подпишитесь на обновления
сайта по e-mail:


Назад в раздел


Комментарии
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности