20.05.2014

Подход к безопасной апитоксинотерапии

Подход к безопасной апитоксинотерапии

Т.М. Шиляева,

Оричевская ЦРБ Стрижевская УБ, г. Киров, врач общей практики


Интерес к лечению пчелоужаливанием (апитоксинотерапии) неуклонно возрастает. При этом на первый план выходит вопрос повышения безопасности, минимизации токсических и аллергических реакций, которые могут сопровождать лечение пчелами.


Коротко о себе: занимаюсь лечением пчелами в течение 15 лет, работаю врачом общей практики в участковой больнице, расположенной в поселке городского типа с населением 4 тысячи человек.


Первое «приближение» к пчелам случилось в достаточно экстремальной ситуации. К нам в больницу доставили женщину, которая подверглась нападению пчел. Пострадавшая оказалась не в том месте и не в то время, - то ли осмотры пчелиных семей, то ли иные причины спровоцировали агрессию пчел. Пострадавшая, отличавшаяся весьма солидным весом, получила 70-80 ужалений преимущественно в голову и руки. Опознать ее можно было с трудом, а тяжелая токсическая реакция сопровождалась коллапсом (падением артериального давления), в дальнейшем – гипертермией (повышением температуры тела 38,0 градусов). В тяжелом состоянии она провела в больнице 3 дня.


В дальнейшем, уже имея свой опыт работы, я прошла курс обучения в Рязанском государственном медицинском университете им. акад. И.П. Павлова (РязГМУ) и поняла следующее. Наиболее страшно для врача, начинающего и работающего с пчелами, получить во время лечения тяжелые аллергические и токсические реакции. Реакции, которые неизбежно возникают при использовании классических схем лечения. Более того, эти нежелательные токсические проявления: местное и общее повышение температуры, гиперемия в месте введения, зуд кожи – порой расцениваются как нормальные.


Я так же, как и другие врачи, проводила биологические пробы. В дальнейшем использовала знания, полученные в Рязанском ГМУ и из «Руководства по апитерапии» доктора мед. наук Э.А. Лудянского. Постоянно увеличивая количество пчел и дозу яда, получала гарантированно и токсические, и аллергические реакции, с которыми - слава Богу! - справлялась.


Хочу поделиться радостью – за 1,5-2 последних года работы, (ставлю в день 40-60 пчел) я не имела сколько-нибудь серьезных осложнений при апитоксинотерапии. Почему?


Сейчас я хочу определить свое отношение к пчелоужалению не как к экстренной инъекции обезболивающего, а как к достаточно длительному процессу, в котором важно все. От сбора анамнеза и определения показаний и противопоказаний до пробной пчелы и оценки каждодневной возможности продолжения лечения.


Начнем с анамнеза. Естественно, если человек говорит, что у него аллергия на яд, то с ним проще не заниматься. Но, как правило, человек вкладывает не тот смысл в это понятие. Я всегда выясняю, что значит аллергия? Не детский ли это страх отека и боли от ужалений в лицо? Спустя какое время и какая реакция развилась?


Правило общее: чем быстрее от момента ужаления развилась реакция, чем общие проявления (потеря сознания, удушье, профузный пот и понос) превалируют над местными (зуд, отек), тем тяжелее ситуация. Если же пациент говорит о выраженном отеке, зуде или повышении температуры, то работать с ним скорее всего можно, но подход к началу лечения должен быть максимально осторожным.


Что я подразумеваю под этим? При постановке пчелы надо максимально уменьшить количество яда. Как можно достичь этого? Я называю это методом сухого жала. Итак, если пациент имеет какие-то негативные реакции, то перед постановкой пробной пчелы я подношу пчелу сначала к стеклу. Делаю это, пока на стекле остаются сколько-нибудь видимые микро-капельки яда. Затем на туловище в проекции надпочечников ставлю пчелу пациенту по системе: ужалил – сразу убрал. Я ставлю пчел рукой, поэтому процесс постановки и удаления жала отнимает доли секунды. Проблемного пациента лучше не отпускать. Пусть он посидит рядом, проинформированный о том, что обо всех изменениях самочувствия он должен немедленно сообщать.


Как правило, при постановке «сухого жала» не происходит ничего, а через 30 минут оценивается местная реакция в месте ужаления. Все хорошо, если это ограниченная гиперемия. Не очень хорошо, если есть отек с побледнением кожи или волдырь. Местная реакция капилляров свидетельствует об общей тенденции организма реагировать на пчелиный яд, и если это отек, то – осторожно! – в дальнейшем можно ждать отека Квинке, отека гортани и других совсем нежелательных осложнений. Выход в том, что капилляры и организм можно тренировать, настраивая его на иной тип реакции. Если пациент выдал отек или волдырь на пробную пчелу, и эта местная реакция прошла через сутки, то процедуру постановки сухого жала надо повторить, убрав его на 2-3 секунде. А если отек и местная инфильтрация держатся, то лучше пропустить сутки и снова поставить «сухую» пчелу. Организм каждый раз приучается к минимальной чуть-чуть возрастающей дозе яда таким образом, чтобы непосредственно после введения не было участка отека или инфильтрации и через сутки оставался участок минимальной гиперемии в месте ужаления.


Процесс «настройки» организма для восприятия одной пчелы может занять 7-10 дней, но это время необходимо, чтобы процесс лечения был и был безопасным. Известно, что у людей, имеющих высокую чувствительность к яду, работают даже минимальные количества пчелиного яда.


В дальнейшем, когда пациент не испытывает проблем с постановкой одной пчелы (у него нет выраженного кожного зуда, покраснения кожи, проявлений интоксикации), ставятся две пчелы. Любое увеличение дозы должно отслеживаться самим пациентом и врачом через сутки. Какие изменения общего состояния, какая местная реакция? Риск при продолжении лечения? Ферментные системы, работающие на выведение яда, у каждого свои, способности увеличения их емкости тоже индивидуальны, поэтому у некоторых можно довести количество пчел на сеанс до 5-7-10, у других – до 2-3. И этого тоже будет достаточно. Лечение пчелами - многодневный труд тренировки организма без насилия, достаточно длительный труд врача и пациента обернутся благом для здоровья.


Что произойдет, если игнорировать проявления на коже через сутки, и увеличивать количество пчел на сеанс, если не обращать внимания на зуд? Зуд, по существу, - это действие яда в месте ужаления, когда он еще там, и он активен. В таких случаях токсические реакции обычны, а пациент вряд ли захочет еще раз лечиться пчелами. Яд накапливается в организме. С одной стороны, это хорошо – определяет положительные эффекты лечения после его окончания еще, по крайней мере, в течение месяца. С другой стороны, эта его особенность заставляет делать дни, свободные от постановки пчел. Мне удобнее работать по схеме: 5 дней - постановка пчел, 2 - перерыв. Пациенты, пришедшие лечиться пчелами, уже герои - они преодолели свой страх, они терпят достаточно сильную боль во время самого сеанса и, по-моему мнению, искусство апитерапевта состоит в том, чтобы зуд, мышечные боли, температура, т.е. общепринятые обычные побочные эффекты не были мучительными, чтобы только энергия пчел в виде тепла, повышение работоспособности, общего тонуса организма сопровождали бы процесс лечения. Festina lente (лат.) поспешай медленно, - крылатая фраза, которую я бы назвала девизом апитерапевта.


За время работы с пчелами в течение 15 лет я имела в качестве сильнейшего негатива один раз истинно анафилактический шок. Больная с грыжей межпозвонкового диска и выраженными болями попросила о пчелах. Я поставила ей биологическую пробу в палате стационара. Сказала, что подойду через 30 минут, но, не успев дойти до двери, услышала, как соседка по палате закричала: «Ей плохо». На моих глазах женщина покрылась профузным потом так, что мокрыми были и одеяло и матрац. Было снижение артериального давления – АД = 50/0 мм. рт. ст. и непроизвольные мочеиспускание и дефекация. В больнице мы справились. Внутривенные инфузии – в две вены, вводился адреналин на физиологическом растворе хлорида натрия и гормоны. За 2 часа стабилизировали АД. К чему я вспоминаю это? К тому, чтобы держать в тонусе себя и предостеречь от опрометчивости других.


Все остальные токсические эффекты апитоксинотерапии, иногда достаточно значимые, затем анализировались мной и находились просчеты и ошибки. Так, наш главный врач захотел использовать пчел для «моментальной» терапии, так как «в спину вступило, а впереди выходные и надо на рыбалку, поставь пару пчел». До этого я ставила ему пчел спокойно, без проблем, но 5 месяцев назад, но как тут ослушаться!? Время иммунологической реакции (возможность образования достаточного количества антител к антигенам пчелиного яда) – две недели. Вот почему, если перерыв в лечении пчелами был две недели и больше, надо начинать с пробной пчелы, то есть с проведения биологической пробы (Авторитет поддушил, да еще русское «авось» - в условиях больницы врач чувствует большую защищенность для того, чтобы справиться с экстренной ситуацией). В общем, поставила начальнику двух пчел. Через 15 минут он сам вошел в процедурный кабинет и лишь шептал, был без голоса. С отеком гортани и языком, который во рту не помещался! Отек голосовых связок сопровождался удушьем. Надо сказать, что держался он достойно – знал, что спасут. Голоса не было еще два дня. Для себя сделала строгий вывод: «В процессе лечения командует врач. Пациент может советовать, капризничать, но решает и командует врач. Нельзя пренебрегать биопробой после перерыва в лечении пчелами, даже если переносимость пчелиного яда была очень хорошей».


Другая опасная категория пациентов – это выпивающие мужчины, которые хоть и предупреждались, что яд и алкоголь несовместимы, могут прийти в состоянии легкого похмелья. Одним из продуктов распада алкоголя является ацетальдегид – сильнейший яд для нашего организма.


«Недовыведенный» алкоголь и яд – смесь гремучая! – так как их взаимодействие заключатся в умножении токсических эффектов друг друга. Последствия не предсказать, но почему-то чаще всего возникает генерализованная крапивница. Причина - в воздействии этанола и ацетальдегида на клеточные мембраны и повышение их проницаемости.


Пациент в процессе лечения должен быть спокоен, не должен куда-то бежать, конфликтовать. Дело в том, что «стрессовые гормоны» ускоряют всасывание яда и могут привести к токсическим реакциям. Для примера: молодой человек лечился у меня пчелами по поводу посттравматического артрита коленного сустава, хорошо переносил яд до 7 пчел на сеанс. Летом в саду получил случайное ужаление (без последствий), и затем решил ставить пчел сам. Физически поработал, затем поставил эти 5-7 пчел на сустав, сел на велосипед и поехал домой. Физическая нагрузка, жара и езда на велосипеде – все это сделало всасывание яда практически моментальным. До поселка он не доехал. Проезжавшие мимо автомобилисты вызвали СМП, - молодой человек был весь, как изжаленный крапивой, давление практически не определялось. Тяжелую токсическую реакцию купировали на СМП и в терапевтическом отделении больницы.


В качестве заключения хочу подытожить:

1. Не нужно придерживаться никаких готовых схем апитоксинотерапии.

2. Каждое лечение ядом индивидуально в связи с индивидуальностью пациента.

3. Лечение в качестве «блиц-терапии» могут себе позволить только лица, имеющие иммунитет к яду, т.е. те, кто постоянно и регулярно имеют поддерживающую дозу яда.

4. Если был перерыв в терапии ядом 2 недели и больше - необходимо начинать с пробной пчелы.

5. В процессе лечения каждый раз нужно отслеживать местные и общие реакции организма на яд и в связи с этим корректировать лечение.


Источник: Материалы Международной научно-практической конференции «Проблемы и перспективы сохранения генофонда медоносных пчел в современных условиях», посвященной 145-летию со дня рождения М.А. Дернова и состоявшейся в марте 2014 года в г. Кирове.







Количество просмотров: 3735

Поделитесь с друзьями:

Подпишитесь на обновления
сайта по e-mail:


Назад в раздел


Комментарии
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности