26.06.2013

России необходим Закон «О пчеловодстве»

России необходим Закон «О пчеловодстве» Газета «Красноярский рабочий» на днях опубликовала статью Николая Табакова, доктора сельскохозяйственных наук, профессора, заведующего кафедрой КрасГУ, о нынешних проблемах российского пчеловодства. На наш взгляд, это очень интересный аналитический материал, весьма актуальный в свете событий, происходящих в нашем пчеловодстве в последние годы.

"КРАСНОЯРЬЮ НУЖЕН ТОЛКОВЫЙ ЗАКОН О ПЧЕЛОВОДСТВЕ"

О разведении пчёл на русской земле известно с древнейших времён. Мёд и воск исстари были главными товарами внутренней и внешней торговли и наряду с пушниной служили основными источниками национального богатства Руси. Изобилие этих продуктов поражало иностранных путешественников. По справедливости народы Европы и Азии называли наше Отечество страной "текущего мёда". 

К сожалению, за годы непродуманных реформ в России произошло снижение практически всех показателей - как производства сырья, так и переработки сельскохозяйственной продукции.

Россия потеряла продовольственную независимость и превратилась из страны "текущего мёда" в жалкий ручей, в котором течёт в большинстве своём китайский мёд. На начало третьего тысячелетия в России на 1 квадратный километр земли приходится 0,24 пчелосемьи, в Белоруссии - 1,32, на Украине - 3,58, в Румынии - 6, в Болгарии - 5,8, в Польше - 4, в США - 1 пчелосемья. В мире производится 720-740 тысяч тонн мёда, в России - 57 тысяч тонн.

Пчеловодство в России носит, в основном, любительский характер. До 80 процентов пчеловодов имеют пасеки не более чем на 10 семей и производят 0,3-0,5 тонны продукта. За последние 20 лет наблюдается устойчивая динамика сокращения численности семей во всех категориях владений. При этом индекс их снижения в общественном секторе существенно превзошёл этот показатель на приусадебных пасеках. Если на приусадебных пасеках численность семей за 2006-2010 годы по сравнению с 2001-2005 годами снизилась на 4 процента, то в общественном секторе этот показатель достиг 34,4 процента.

В постреформенный период пчеловодство сконцентрировалось в приусадебном секторе, специализированных пчеловодных хозяйств сейчас в стране не более десятка. Несформированность организационно-технологического и рыночного секторов пчеловодства отрицательно сказывается на поступательном развитии отрасли.

Остаётся открытым вопрос о роли России на мировом рынке мёда в связи со вступлением в ВТО. Сегодня Россия в основном импортирует мёд, завозя его из стран дальнего и ближнего зарубежья. По данным Федеральной таможенной службы РФ, в 2010 году в страну было импортировано из Украины 3 654 тонны мёда, из Китая - 343 тонны, из Молдовы - 310 тонн. Этот продукт по качеству, как правило, проигрывает российскому аналогу, но у него есть очевидные конкурентные преимущества: более низкая себестоимость и, следовательно, низкая оптовая цена. Подобным обстоятельством пользуются нечистые на руку бизнесмены, сбывая дешёвый импортный мёд под маркой более дорогого отечественного продукта, чем обеспечивают себе хорошие прибыли.

Мёд-сырец также поступает в Россию из Австралии, Бразилии, Индии, Мексики, фасованный - из Германии, Индии, Мексики, Франции и других стран. Ввоз мёда из этих стран в 2010 году составил около 500 тонн. Поэтому можно утверждать, что в 2010 году физический объём импорта мёда приблизился к 5 тысячам тонн. Вместе с этим, по сообщению информационно-аналитического агентства "Союз-Информ", экспорт только украинского мёда в Россию в 2010 году составил 5,1 тысячи тонн, что в 3,4 раза больше, чем указывает ФТС РФ. Неофициальные источники оценивают импорт мёда Россией в 2010 году в пределах 10-12 тысяч тонн. Это около 20 процентов объёма его производства в стране, что превышает порог безопасности, обозначенный ФАО.

Если же принять во внимание неофициальные оценки ввоза мёда в нашу страну, то получается, что Россия, даже не будучи членом ВТО, уже сдала зарубежным конкурентам важные позиции на мировом рынке. Сегодня по импорту мёда в Азии Россия уступает только Японии, в Европе - Германии, Великобритании и Франции.

Ситуация с экспортом мёда также не даёт оснований для оптимизма. В отличие от многих медовых держав, стремящихся сбалансировать ввоз и вывоз этого продукта, Россия, по существу, чистый его импортёр. Объём отечественного экспорта мёда не превышает 200-300 тонн в год, и по этому показателю наша страна пропускает вперёд около 40 государств.

Брошенное на произвол судьбы, отечественное пчеловодство неконкурентоспособно и не в состоянии справиться с надвигающимися глобальными угрозами. Назрела острая необходимость создания общественной организации, чтобы решать технологические и организационные задачи, а также проблемы сбыта своей продукции на внутреннем и внешнем рынках.

Отсутствие понимания важности отрасли пчеловодства в стране привело не только к снижению количества пчелосемей и сокращению производства продуктов пчеловодства, но и к разрушению системы научного обеспечения отрасли по подготовке кадров. В техникумах сейчас не готовят пчеловодов. В некоторых вузах при подготовке агрономов исключили из учебной программы дисциплину "Пчеловодство". Только на энтузиазме руководителей Каратузского СПТУ готовят группу пчеловодов. Отсюда вопрос: как без кадров возрождать отрасль? Как современный агроном без знания пчеловодства будет производить семена кормовых культур, гречихи, рапса, сои, гороха, подсолнечника? Как он будет решать проблемы содержания белка в рационе питания сельскохозяйственных животных и птиц?

Острота проблемы усугубляется фактическим отсутствием таможенных барьеров и ветеринарного контроля при перевозке. Особенную опасность представляет интродукция неблагополучных пчелиных семей из среднеазиатских государств.

Зарубежный опыт организации сбыта продукции и контроля за ветеринарно-санитарным состоянием пасек показывает, что необходима обязательная регистрация пчеловодов в пчеловодческом сообществе (союз, ассоциация, общество), что значительно повысит информационный потенциал работников пасек, снизит риск гибели пчелиных семей от болезней, особенно в зимний период.

На мой взгляд, поступательное развитие пчеловодства в стране могут обеспечить фермерские (крестьянские) хозяйства при продуманной налоговой и кредитной политике государства. В настоящее время на долю таких хозяйств в России приходится 2,9 процента пчелиных семей и такой же объём производства товарного мёда. Это очень мало. В экономически развитых странах Евросоюза, США и других регионах в фермерских хозяйствах получают более 50 процентов товарной продукции пчеловодства. У фермеров, как правило, более низкая себестоимость продукции, они обеспечены выходом на рынки сбыта. Поэтому фермерские хозяйства обычно рентабельны, что обеспечивает мотивацию занятия пчеловодством.

В нашей же стране развитие фермерства в пчеловодстве (да и в других отраслях АПК) сдерживалось не только сложностью реализации продукции, но и отсутствием продуманной кредитной политики. Фермер, не имея ликвидного имущества, не может получить серьёзный кредит.

Что же касается нашей местности, то в Енисейскую губернию пчёл завезли из Томской губернии в 1823 году. К 1893 году пчеловодство распространилось по всей территории Енисейской губернии.

В конце 80-х годов ХIХ столетия варшавский студент Ян Гурский, сосланный в наш край, заложил пасеку. Его сын Ульян имел уже 1 500 пчелосемей. Сбор мёда составлял до 100 килограммов с каждой пчелосемьи. Его мёд по Енисею и Северному морскому пути доставлялся к столу английской королевы. Ещё тогда общее число пчелосемей достигло больше 30 тысяч.

Тюхтетский мёд был статьёй экспорта во времена СССР. Страна в ту пору высоко ценила труд пчеловодов. Единственный Герой Социалистического Труда в пчеловодстве Советского Союза А. И. Демко - наш земляк, получавший 180 килограммов товарного мёда от каждой пчелосемьи.

Сегодня кормовая база территории Красноярского края позволяет содержать более 500 тысяч пчелосемей и получать от каждой из них не менее 50 килограммов. Однако, несмотря на возможности и востребованность продуктов пчеловодства, из 87 600 пчелосемей в 2004 году к 2010 году осталось 26 615 пчелосемей. По данным статистики, в крае числится 760 пчелосемей в сельхозпредприятиях. Мёда в 2011 году получили 604 тонны, то есть по 201 грамму на жителя края.

Можно, конечно, задавать много вопросов: почему развалили отрасль, высокорентабельные крупные пчелохозяйства, науку, племенные репродукторы? Почему отсутствуют кадры и законодательная правовая основа? Но самое главное: что делать дальше?

Пчеловоды России ждут закона о пчеловодстве. Все убеждены, что главная причина упадка отрасли - в его отсутствии. На мой взгляд, закон нужен, но это не главная причина. Всё дело в отношении властей к пчеловодству. Я бы сказал, в непонимании его важности. В перечне систематики отраслей нет пчеловодства. Или другой пример: сегодня в стране нет технического регламента на мёд, что позволяет издеваться над этим продуктом, делая всевозможные коктейли и называя их "мёдом". Но что мешает его принять, ведь наши "предприниматели", глядя на качество алтайского и башкирского мёда, уже научились делать такой же, не выходя из дома.

Я хотел бы подчеркнуть, что отсутствие закона всё же не мешает министерству сельского хозяйства России принять нужные решения. Мы все понимаем, что конкурентным пчеловодство может стать только в том случае, если у пчеловода появится мотивация для внедрения достижений научно-технического прогресса. Любительской форме, характерной для пчеловодства России при 10-20 пчелосемьях, это не нужно, и само занятие не носит коммерческого характера. Поэтому государство должно создать систему стимулов по переводу пчеловодства из любительского в коммерческое, профессиональное. И пасека должна иметь не менее чем 50 пчелосемей, а отрасль - развитую систему подготовки и повышения квалификации кадров, кооперации и консалтинговых услуг.

Гибель опылителей во многих странах, намного превышающая "нормы" прошлого, дала богатую пищу для различных спекуляций и апокалиптических прогнозов. Вместе с тем она стимулировала исследования причин и возможных последствий этого явления и широкую общественную кампанию в защиту пчёл. Проблемы пчеловодства стали периодически поднимать на заседаниях парламентов и правительств. Большую популярность приобрели дни и недели защиты пчёл. Во многих странах сняли запреты на содержание пчёл в городах, выросла численность слушателей курсов для начинающих пчеловодов.

Красноречивых примеров хватает и у нас в регионе. Сегодня руководители таких сельхозпредприятий, как "Солгонское" и "Искра" Ужурского района, понимая важность производства семян рапса, расширяют его посевы. Валерий Андреевич Исаев, директор ЗАО "Назаровское", создаёт третью пасеку, понимая возможности пчеловодства прежде всего как опыление семян сельхозкультур для производства комбикорма - с конечным высокорентабельным производством продуктов пчеловодства. Мой аспирант Валентин Фомин, пчеловод ЗАО "Назаровское", обслуживающий более 230 пчелосемей, с благодарностью отзывается о внимании директора огромного хазяйства к интересам этой отрасли.

Показателен и зарубежный опыт. В США уменьшение опылителей преодолевают с помощью индустриализации пчеловодства, кочёвок с пчёлами на всё более дальние расстояния и на более длительное время. Из имеющихся в стране 2,4 миллиона пчелиных семей ежедневно кочуют 1,5-2 миллиона, хотя "жизнь на колёсах" считается одной из главных причин ослабления и гибели пчёл. Потери частично компенсируют с помощью импорта.

Аналогичный курс проводят в странах ЕС. Еврокомиссия обозначила следующие приоритеты в пчеловодстве на 2011-2013 годы:
- создание специализированной лаборатории ЕС по здоровью пчёл;
- корректировка юридической базы здравоохранения пчёл;
- доработка документов по проблемам пчеловодства, пока не регулируемых законодательством ЕС;
- повышение квалификации специалистов в области здравоохранения пчёл;
- пересмотр законодательства о ветеринарных препаратах в целях повышения их эффективности и доступности для пчеловодов;
- выдача разрешений на применение в ЕС только пестицидов, безопасных для пчёл;
- защита пчёл в рамках курса на сохранение биоразнообразия;
- наращивание дотаций пчеловодству из бюджета ЕС;
- расширение сотрудничества с Международной организацией по защите животных;
- проведение параллельных исследований в области здравоохранения медоносных пчёл и диких опылителей.

К сожалению, Россия остаётся в стороне от международной кампании защиты пчёл и пчеловодства. Итог закономерен: по масштабам убыли пчелиных семей наша страна существенно опередила другие медовые державы.

Нетрудно подсчитать, что при сохранении этой тенденции российское пчеловодство, как отрасль сельского хозяйства, играющая важную роль в производстве продовольствия, поддержании биоразнообразия и обеспечении занятости населения, может исчезнуть уже в ближайшие десятилетия. Задача как представителей российского пчеловодства, так и научного сообщества - не допустить подобного развития событий.

Плохо, что сегодня руководители страны и края не понимают значения этой отрасли. А ведь именно у пчёл надо учиться трудолюбию и демократии. Рабочая пчела летом живёт 40 дней. За это время она осваивает профессии уборщицы, воспитательницы, строителя, сборщицы нектара и пыльцы, охранника улья и водоноса. И если царица семейства - матка - начинает откладывать мало яиц, её заменяют на молодую, более продуктивную, во имя интересов и будущего пчелиной семьи.

А интерес наших чиновников не идёт дальше вопроса: почему пчеловоды не регистрируются и не платят налогов?

Пчеловоды в условиях отсутствия закона не имеют правового поля для своей деятельности. А наши чиновники не знают, что пчеловоды освобождены от налогов за тот вклад, который они вносят в поддержание биоразнообразия растительного мира. А если ещё и налоги введём, то совсем уничтожим пчеловодство в России.

Николай ТАБАКОВ,
доктор сельскохозяйственных наук, профессор;
заведующий кафедрой КрасГАУ.





Количество просмотров: 5399

Поделитесь с друзьями:

Подпишитесь на обновления
сайта по e-mail:


Назад в раздел


Комментарии
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности