21.11.2012

Секция: Продукты пчеловодства, апитерапия в России и за рубежом

Секция: Продукты пчеловодства, апитерапия в России и за рубежом

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ АПИТЕРАПИЯ
Крылов В.Н., зав. кафедрой физиологии и биохимии Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, д.б.н., проф., заслуженный деятель науки РФ, г. Нижний Новгород, тел.: 8-831-465-23-03.

Пчелиный яд и его препараты являются наиболее эффективными средствами современной апитерапии. Это связано с наличием в пчелином яде целого комплекса уникальных физиологически активных веществ: модификатора клеточных мембран мелиттина (полипептид, до 55% от состава яда), ферментов - фосфолипазы А2 (до 12%), гиалуронидазы (до 3%), нейромодификатора - пептида апамина (до 2%), пептида, дегранулирующего тучные клетки – МСД-пептида (до 1 %), и множество других, минорных компонентов (Крылов, 1995).

Многолетний опыт применения пчелиного яда с лечебной целью позволяют выделить основные направления его терапевтического действия. Прежде всего, при использовании яда отчетливо и сильно выражено его аналгетическое, болеутоляющее действие. Также сильно проявляется его противовоспалительная активность. Она наступает медленнее, чем действие гормональных и аспириноподобных препаратов, но более устойчива во времени. Оба эффекта вполне объясняют наиболее широко известное применение пчелиного яда для лечения ревматоидных процессов. Вместе с тем, в последнее время список показаний к применению пчелиного яда существенно расширен, чему способствовало и, мы полагаем, будет способствовать экспериментальное физиологическое обоснование этого расширения.

Ниже приводится анализ экспериментальных данных, полученных, в основном, на кафедре физиологии и биохимии человека и животных Нижегородского госуниверситета, где в течение многих лет изучают этот физиологически активный природный комплекс. Укажем, что начало исследованиям было положено проф. кафедры Н.М. Артемовым в начале 40-х годов, когда в мире интенсивно развивались исследования механизмов межклеточных взаимодействий. Не случайно, что первыми результатами явилось установление у пчелиного яда ослабляющих эти взаимодействия свойств – атропиноподобное (Артемов, Соловьева, 1939), холинолитическое (Артемов и др.,1961) и ганглиоблокирующее (Сергеева, 1961) действие. В дальнейшем было выявлено множество других свойств яда, опосредующих свое влияние на функции организма на всех уровнях – от органов и систем, до клеточных рецепторов.

Сегодня мы можем выделить основные физиологические исследования, в той или иной мере объясняющие и обосновывающие терапевтические эффекты апитерапии пчелиным ядом. Прежде всего, укажем на экспериментально установленные свойства пчелиного яда снижать кровяное давление (Артемов, Зевеке, 1967), воздействуя (в том числе и рефлекторно) на интерорецепторы сердца и сосудов (Корнева, 1970), повышая проницаемость их стенок (Киреева, 1968) и вызывая гистаминергический эффект (Асафова, 1983). С другой стороны, в условиях недостаточности функции сердечно-сосудистой системы, введение пчелиного яда, наоборот, может приводить к подъему артериального даления и увеличению сердечного выброса (Сабурцев и др., 1995). Указанные кардио- и вазостимулирующий эффекты яда, опосредующиеся через адренергические рецепторы сердца и сосудов, могут способствовать проявлению его антиангинального и антиаритмического действия (Крылов, 1990). Показано, что яд при системном введении животным вызывает стабилизацию сердечного ритма, увеличение коронарного (Крылов, 1974) и мозгового кровотока (Орлов и др., 1975). Это объясняет успешное его применение у больных стенокардией и дисциркуляторной энцефалопатией (Антипенко и др., 1997; Крылов и др., 1998). Показанное для яда радиозащитное действие (Конькова, 1968) вполне может быть основано на гемопоэтических эффектах яда (Корягин и др., 1997). Учитывая, что многие патологические процессы в организме приводят к нарушению гомеостатических показателей крови и (или) ими опосредуются, коррекция этих показателей может ускорять процессы выздоровления. В этом плане выявлено, что яд, улучшая состав плазмы крови (Киреева, 1968), физические (Лашина, 1985) и электрофизиологические характеристики эритроцитов (Крылов, Дерюгина, 1998), препятствует их агрегации и фильтрабельности, повышает текучесть крови (Дерюгина, 1998). Кроме этого, свойство яда увеличивать время свертывания крови, блокируя основные факторы системы гемостаза (Омаров, 1980), позволяет говорить о целесообразности его применения при многих видах патологии, сопровождающихся повышением гемокоагуляции.


Все указанные свойства, проявляющиеся как на целостном организме, так и на изолированных органах и тканях, могут быть следствием непосредственного влияния компонентов яда на те или иные функции и структуры органов и тканей. Например, успешная терапия коллагенозов, посттравматической рубцовой ткани вполне объяснима действием гиалуронидазы яда; тромбозов, тромбофлебитов и т.п. – активацией ферментами и пептидами яда антитромбиновой системы крови, в том числе и гепарина (Хомутов, 1996); гипертонии – активацией мелиттином эндотелиального фактора расслабления гладкомышечных клеток сосудов (Busse e. a., 1985); нейротропное действие апамина яда – пептида, проникающего в мозг через гематоэнцефалический барьер (Habermann, 1984), и воздействующего на недавно открытые рецепторы нейронов к «апаминподобному» фактору (Байдан, Жолос, 1988), может восстанавливать нарушенные функции ЦНС. Во всяком случае, апамин, введенный непосредственно в желудочки мозга мышей, модифицирует эти функции уже в дозе 0,5 мкг/20 г (Гелашвили и др., 1981). Мы полагаем, что такая модификация может быть одним из механизмов антигипоксического и корригирующего действия на функции ЦНС, установленные в условиях ее гипоксии (Николаев, 1995). Здесь уместно отметить, что вводимая доза яда во многом может определять терапевтический эффект. Так, нейротропные эффекты яда могут проявляться не только поражением миелиновой оболочки от токсических доз (Орлов, 1972), но и, наоборот, в малых дозах стимулировать миелинизацию нервных волокон мозга крыс в модельных опытах с их демиелинизацией (Кочеткова, 1998; Кривопалов, 1998), что проливает свет на эффективность применения яда для лечения рассеянного склероза (Лудянский, 1994).

Оценивая терапевтическую эффективность пчелиного яда при лечении многих заболеваний, необходимо учитывать, что обширная группа последних так или иначе связана с развитием воспалительных реакций организма. Известно также, что в воспалительном процессе принимают участие множество клеточных, тканевых, органных элементов и эндогенных веществ. Поэтому эффективным противовоспалительным средством будет такое, которое способно угнетать или нейтрализовать действие этих носителей или посредников воспалительной активности. Из сведений о химическом составе пчелиного яда, свойствах его отдельных компонентов, следует, что такие соединения яда как мелиттин, МСД-пептид, апамин, адолапин и другие, противовоспалительные свойства которых доказаны экспериментально, вполне подходят для создания такого "коктейля", каким представляется пчелиный яд. На основании указанного положения нами было разработано и внедрено в практику противовоспалительное и обезболивающее средство - мазь Унгапивен, успешно прошедшее клиническое изучение и сегодня широко применяемое в медицине.

Кроме непосредственного, необходимо учитывать и общее действие пчелиного яда, опосредующееся через модификацию регуляторных систем организма - через активизацию им комплекса эндогенных физиологически активных веществ, регулирующих функции организма на разных уровнях медиаторов, гормонов, продуктов метаболизма. Так, апитерапевты во многом руководствуются основным положением, развитым Н.М. Артемовым (1969) для объяснения физиологических механизмов действия пчелиного яда – активацией токсином нейрогормональной системы гипоталамус-гипофиз-надпочечники и соответствующим повышением адаптационных возможностей организма. Организация такой стресс-реакции начинается с общего болевого синдрома при попадании яда в организм. Кроме эффекта собственных алгогенных компонентов яда (фосфолипаза, мелиттин и др.), при попадании яда в организм активируются и эндогенные болевые агенты организма – гистамин, арахидоновая кислота, простагландины и др. Возникающая болевая реакция приводит к развитию адаптивных процессов. При этом одним из важных этапов адаптации организма является обезболивание, наступающее после болевой реакции на воздействие яда. Установлено, что в организации обезболивающего (антиноцицептивного) действия пчелиного яда в организме существенную роль играют биогенные амины и опиоидные пептиды, блокирование активности которых уменьшает или снимает этот эфффект (Парин, 1986; Тинякова, 1998).

Кроме внешне проявляемых признаков фазных изменений в организме при действии яда возникают и многие скрытые сдвиги, отражающие изменение нейро-гуморальной регуляции функций. В частности установлено, что иммуномодулирующие свойства (Романова, 1983; Улитин, 1995) согласуются с фазностью стресс-реакции. Так, если в первую фазу действия яда, связанную с активацией симато-адреналовой системы (обычно это малые дозы яда), наблюдается повышение иммунного статуса, то во вторую – фазу повышения уровня кортикостероидных гормонов (как правило – значительные дозы яда) – иммунитет может угнетаться. Таким образом, терапевтический иммуномодулирующий эффект будет зависеть как от вводимой дозы яда, так и от фоновой иммунореактивности организма.

Из вышеизложенного следует, что очевидна широкая перспектива дальнейшего изучения и применения пчелиного яда. К сожалению, приходится констатировать, что еще мало разработок, объясняющих многие, порой парадоксальные эффекты яда, интимные механизмы его воздействия на организм человека. Это может объяснить и имеющийся короткий список официальных препаратов и лекарственных средств на основе пчелиного яда. Учитывая, что в нашей стране имеется мощная сырьевая база и разработана и внедрена развитая биотехнология получения пчелиного яда в промышленных масштабах без вреда для пчеловождения (Ошевенский и др., 1988; Хомутов, 1996), мы видим хорошие перспективы развития апитерапии пчелиным ядом и его препаратами.

Литература

  • Артемов Н.М. Физиологические основы действия на организм пчелиного яда: Автореф. докт. дис. М., 1969. 56 с.
  • Артемов Н.М., Зевеке А.В. Физиологический анализ гипотензивного действия пчелиного яда // Уч. зап. Горьк. ун-та. Сер. биол. Горький, 1967. Вып. 82. С. 25-47.
  • Артемов Н.М., Побережская Т.И., Сергеева Л.И. Холинолитические свойства пчелиного яда и его ганглиоблокирующее действие // Проблемы эволюции функций и энзимохимии процессов возбуждения. М., 1961. С. 7-16.
  • Артемов Н.М., Соловьева О.Ф. Об атропиноподобном действии пчелиного яда // Бюлл. экспер. биол. и мед. 1939. № 5.  С. 446-449.
  • Асафова Н.Н. Функциональное состояние сердечно-сосудистой системы в условиях воздействия природными физиологически активными веществами (токсинами перепончатокрылых): Автореф. канд. дис. Ташкент, 1983. 20 с.
  • Байдан Л.В., Жолос А.В. Апамин – высокоспецифический и эффективный блокатор некоторых кальцийзависимых калиевых проводимостей // Нейрофизиология. 1988. Т. 20, № 6. С. 833-846.
  • Гелашвили Д.Б., Егоров В.В., Савинов Г.М. Сравнительный анализ действия апамина и токсинов скорпиона на ЦНС // Механизмы действия зоотоксинов. Горький, 1981. С. 17-24.
  • Дерюгина А.В. Исследование электрофоретической подвижности и агрегационных свойств эритроцитов при действии пчелиного яда и его препаратов: Автореф. канд. дис. Н. Новгород, 1998. 20 с.
  • Киреева В.Ф. Влияние пчелиного яда на белковый состав сыворотки крови и проницаемость кровеносных сосудов: Автореф. канд. дис. Горький, 1968. 18 с.
  • Конькова Л.Г. Реакция организма на лучевое воздействие в условиях гипотермии: Автореф. канд. дис. Горький, 1968. 21 с.
  • Корнева Н.В. Физиологический анализ рефлекторного действия некоторых животых ядов: Автореф. канд. дис. Горький, 1970. 20 с.
  • Корягин А.С., Ястребова Е.В., Крылов В.Н. Терапия лучевой болезни пчелиным ядом и солапивеном // Апитерапия сегодня: Сб. матер. 5-й конф. по апитерапии. Рыбное. 1997. С. 90-92.
  • Кочеткова Н.Г. Воздействие апитоксина на некоторые показатели системы иммунитета в норме и при экспериментальном аллергическом энцефаломиелите: Автореф. канд. дис. Челябинск, 1998. 19 с.
  • Кривопалов И.В. Система крови при экспериментальном аллергическом энцефаломиелите и лечении его апитоксином: Автореф. канд. дис. Челябинск, 1998. 18 с.
  • Крылов В.Н. Действие пчелиного яда на коронарное кровообращение // Механизмы действия зоотоксинов. Горький, 1974. Т. 3. С. 125-129.
  • Крылов В.Н. Пчелиный яд. Свойства, получение, применение. Н.Новгород, 1995. 224 с.
  • Крылов В.Н., Густов А.В., Дерюгина А.В. Электрофоретическая подвижность эритроцитов и стресс // Физиология человека. 1998. Т. 24, № 6. С. 108-111.
  • Крылов В.Н., Дерюгина А.В. Влияние пчелиного яда и его компонентов на электрофоретическую подвижность эритроцитов // Украинский биох. журн. 1998. Т. 70. № 2. С. 32-37.
  • Лашина В.Л. Функциональное состояние эритроцитов в условиях действия на организм природных биологически актвиных веществ (зоотоксинов): Автореф. дис. канд. биол. наук. Ашхабад, 1985. 22 с.
  • Лудянский Э.А. Апитерапия. Вологда, 1994. 364 с.
  • Николаев И.Н. Поведенческие аспекты действия пчелиного яда на центральную нервную систему // Вестн. Нижегородск. гос. ун-та: Сб. научн. тр. асп. Н. Новгород, 1995. С. 15-16.
  • Омаров Ш.М. Патофизиологические аспекты антикоагулирующего действия некоторых зоотокиснов и их ингредиентов: Автореф. докт. дис. М., 1980. 32 с.
  • Орлов Б.Н. Физиологический анализ нейротропных свойств животных ядов: Автореф. дис. докт. биол. наук. Саратов, 1972. 42 с.
  • Орлов Б.Н., Корнева Н.В., Крылов В.Н., Гелашвили Д.Б. Действие пчелиного яда на коронарное и мозговое кровообращение // Матер. 25 Межд. конгр. по пчеловодству. Бухарест, 1975. С. 237-238.
  • Ошевенский Л.В., Крылов В.Н., Кустов Л.М., Когтев А.Б. Устройство для массового отбора яда у пчел: А. с. № 1409172 (СССР) // Бюлл. изобр. 1988. № 26. С. 18.
  • Парин С.Б. Роль эндогенной опиоидной системы в физиологических и повреждающих эффектах некоторых зоотоксинов: Автореф. канд. дис. Киев, 1986. 24 с.
  • Романова Е.Б. Иммунофармакологическая активость зоотоксинов: Автореф. канд. дис. М., 1983. 12 с.
  • Сабурцев С.А., Бобылева О.А., Крылов В.Н. Анализ гипертензивного эффекта пчелиного яда // Вестн. Нижегородск. гос. ун-та: Сб. научн. тр. асп. Н.Новгород, 1995. С.12-14.
  • Сергеева Л.И. Физиологический анализ ганглиолитического действия некоторых животных ядов: Автореф.канд. дис. Горький, 1968. 18 с.
  • Тинякова О.П. Анализ антиноцицептивного действия некоторых зоотоксинов и их препаратов: Автореф. канд. дис. Н. Новгород, 1998. 19 с.
  • Улитин И.Б. Эффект действия малых доз пчелиного яда // Вестн. Нижегородск. гос. ун-та: Сб. научн. тр. асп. Н. Новгород, 1995. С. 22-24.
  • Хомутов А.Е. Биологические и технологические основы получения пчелиного яда: Автореф. докт. дис. М., 1996. 48 с.
  • Busse R., Trogish G., Bassenge E. The role of endotelium in the control of vaskular tone // Basic Res. Сardiol. 1985. V. 80. P. 250-251.
  • Habermann E. Apamin // Pharmac. Ther. 1984. V. 25. P. 225-270.





Количество просмотров: 5673

Поделитесь с друзьями:

Подпишитесь на обновления
сайта по e-mail:


Назад в раздел


Комментарии
Прикрепить файл
Отправляя комментарий я соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности