13.03.2012

Перспективы пчеловодства после вступления России в ВТО

Перспективы пчеловодства после вступления  России в ВТО

Перспективы отечественного пчеловодства после вступления России в ВТО
К середине 2012 года может завершиться оформление членства России во Всемирной торговой организации (ВТО). Поэтому полезно проанализировать, насколько конкурентоспособно российское пчеловодство, сумеет ли оно выстоять в изменяющихся условиях.


Следует cказать, что подготовить объективные, научно обоснованные прогнозы в этой отрасли крайне сложно. Статистика сообщает о нашем пчеловодстве лишь фрагментарные сведения, достоверность которых вызывает большие сомнения. Российские чиновники, экономисты и представители пчеловодной «элиты» упорно уклоняются от дискуссии о будущем пчеловодства. Для многих из них это всего лишь третьестепенная проблема, не заслуживающая внимания. Другие, очевидно, полагают, что их интересы гарантированы при любом ходе событий, а третьи или некомпетентны или, как принято выражаться в молодежной среде, - «не в теме».


В ноябре 2006 года глава Минсельхоза РФ А. Гордеев, излагая свое видение проблем отечественного пчеловодства, заявил: «Надо думать о том, что пчелы - это тоже животные, чтобы здесь заниматься селекцией, племенным делом. Мы сейчас пытаемся восстановить в министерстве соответствующий подотдел, потому что административная реформа так нас подрезала, что мы просто потеряли специалистов по целому виду направлений. А ведь что такое пчеловодство? Это целая наука, надо в ней разбираться. В общем, будем двигаться». С тех пор Минсельхоз РФ так никуда и не «двинулся», а его руководители вообще перестали говорить о пчеловодстве.


Коренным образом отличается ситуация за рубежом. Там исследованиями конкурентоспособности национального пчеловодства занимаются министерства сельского хозяйства и ведомства, отвечающие за развитие сельских территорий и поддержку мелкого и среднего бизнеса. Для этого приглашают авторитетные консалтинговые компании. Так было в Канаде, Франции, Австралии и других «медовых державах». Материалы этих исследований доступны в Интернете. К сожалению, в России подобная практика не сложилась. Единственное исследование российского рынка меда, проведенное частным лицом в 2008 -2010 гг., предлагается на сайте РБК за 25 тыс. рублей.


Россия движется в сторону ВТО на фоне ускоренной глобализации всех секторов мирового пчеловодства. Расширяются связи между пчеловодными сообществами отдельных стран и регионов, нарастают объемы обменов научной и другой информацией между ними, крепнет понимание того, что актуальные проблемы этой важной отрасли сельского хозяйства можно успешно решать только совместными усилиями. В поисках путей их решения активно участвуют Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН - ФАО и Программа по окружающей среде - ЮНЕП. Если медоносная пчела и пчеловодство будут объявлены достоянием всего человечества, то к ним может присоединиться и Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры - ЮНЕСКО. Все это говорит о том, что проблемы пчеловодства обрели глобальное измерение.


В 2011 году была реформирована Международная ассоциация пчеловодных объединений - Апимондия, которая уделяет больше внимание экономическим проблемам пчеловодства, а также мировой торговле медом и другими продуктами пчеловодства. Характерно, что 43-й конгресс Апимондии (2013 год, Киев) будет проходить под девизом «За пределами пасеки. Глобальные вызовы пчеловодству».
Имеет смысл перечислить некоторые из этих вызовов:

- Ускоряются темпы распространения болезней, паразитов и естественных врагов пчел. Один из примеров - распространение в течение пяти последних лет на территории Франции восточноазиатского шершня - «пожирателя пчел» и появление его на границах с Испанией, Португалией и Бельгией.
- В мире все более четко вырисовывается перспектива нехватки пчел для опыления важнейших сельскохозяйственных культур. Количество пчелиных семей за последние полвека увеличивалось всего на 0,9% в год, причем исключительно за счет Азии, Южной Америки и Африки. С 2006 года наблюдается повсеместное сокращение численности пчелиных семей.
- Считается, что дальнейшее развитие мирового пчеловодства будет возможно только при одном условии - если удастся остановить массовую гибель пчел.
- Снижается доля меда среди потребляемых человечеством сладких продуктов. В течение последних 10 лет производство меда оставалось на уровне 1,4 млн. тонн, а производство сахара росло на 2-2,5% в год, составив в 2011 году 175 млн. тонн. Прогнозируется, что XXI век будет веком бескалорийных натуральных подсластителей, в том числе изготавливаемых из стевии.
- Достигли апогея конфликты между странами - экспортерами и импортерами меда и, в первую очередь - между США и Китам. Решение Верховного суда ЕС об обязательном проведении анализов на содержание пыльцы, ГМО в импортном меде и о соответствующей маркировке готовой продукции разбалансировало мировой рынок меда.
- Обостряются противоречия между мировым пчеловодным сообществом и гигантскими транснациональными корпорациями - производителями ГМО и средств химической защиты растений. Верх в этом противостоянии пока что одерживают ТНК.


В России до недавнего времени вышеперечисленные и другие глобальные вызовы и угрозы мало кого волновали. Однако по мере приближения даты вступления в ВТО интерес к ним заметно повысился.
Что мы можем противопоставить надвигающимся проблемам? К конкурентным преимуществам нашего пчеловодства можно отнести наличие глубоких национальных корней и традиций, наличие 200-400 тысяч подготовленных пчеловодов и специалистов, богатейших природных ресурсов и уникальной научно-теоретической базы. Многие страны подобными резервами не располагают или же давно их исчерпали. Но одно дело - обладать богатыми ресурсами, и совсем другое - рационально и эффективно их использовать.


По данным Росстата, на протяжении последних 20 лет производство меда оставалось на уровне 50 тыс. тонн (в 2010 г.- 51,5 тыс. тонн), хотя численность семей пчел сократилась при этом с 4,5 до 2,9 млн. Вот, в сущности, и все, что сообщает наша статистика о пчеловодстве. Для сравнения: консалтинговая компания CIE, подготовившая в 2005 году по заказу Минсельхоза Австралии доклад о конкурентоспособности австралийского пчеловодства, оперировала данными по 82 позициям.


Распространено мнение, что от вступления страны в ВТО выигрывают отрасли экономики, ориентированные на внешний рынок (т.е. на экспорт своей продукции), и проигрывают ориентированные на внутренний рынок. Если исходить из этого критерия, то российское пчеловодство при нынешней модели его развития обречено на коллапс.


Российский медовый бизнес пока что ориентируется исключительно на внутренний рынок, и операции на этом рынке меда гарантируют ему более значительные прибыли, чем экспорт меда. В то же время нарастает импорт дешевого меда, который потом продают под маркой более дорогого российского продукта.


Федеральная таможенная служба России сообщает следующие данные о динамике импорта меда из Украины, Китая и Молдовы (в кг):


 

Страна

2009 г.

2010 г.

1-й квартал 2011 г.

Украина

1 547 344

3 654 157

1 508 898

Китай

40 310

343 580

66 220

Молдова

226 444 

310 037

66 608

Итого:

1 814 098

4 307 774

1 641 726


Это данные о меде-сырце. Аналогичный мед поступает к нам «в бочках» из Индии, других, преимущественно развивающихся, стран.


Более дорогой фасованный мед поставляется в российские торговые сети из Германии, Австрии, Италии, Франции и других развитых стран.


В предыдущие годы импорт меда из двух последних групп стран составлял около 500 тонн. А посему можно предположить, что в 2010 году общий физический объем нашего импорта меда составил около 5 тыс. тонн, а в 2011 году уже 6,5 - 7,0 тыс. тонн.


По оценке ФАО, угроза самообеспеченности каким-либо видом продовольствия возникает, когда его импорт превышает 17% внутреннего производства в стране. Импортированные в 2010 году 5 тыс. тонн меда - это около 10% от объема его производства в России. Так что причин для беспокойства за судьбу нашего пчеловодства в этой области вроде бы нет. Это при условии, если приведенная выше статистика ФТС отражает реальную картину поставок меда в Россию из тройки стран-лидеров в этой области. К сожалению, есть основания в этом сомневаться.
Информационно-аналитическое агентство «Союз-Информ» сообщает, например, что в 2009 году поставки украинского меда в Россию составили 5,1 тыс. тонн - в 3,4 раза больше, чем указывает ФТС РФ. Неофициальные источники оценивают импорт меда Россией в последние три года в 10-12 тыс. тонн. Это уже около 20% от объема нашего производства меда, что превышает порог безопасности, обозначенный ФАО.


Получается, что Россия уже сдала зарубежным конкурентам важные позиции на своем медовом рынке. Причем сдала «без боя», даже не будучи членом ВТО.


В отличие от Австралии, Испании, Канады и других стран, балансирующих свой экспорт и импорт меда, наша страна является его нетто-импортером. В последние годы экспорт нашего меда составлял лишь 200-300 тонн в год, и по этому показателю мы пропустили вперед 40 стран
Экспорт российского меда в ЕС в предыдущие годы составлял около 100 тонн в год, а экспорт США в 2011 году - 38 тонн. Небольшие партии меда поставлялись также в арабские страны.
Одним из неблагоприятных для российского пчеловодства внешних факторов является его зажатость «в тиски» между двумя ведущими мировыми производителями и экспортерами меда. С востока это Китай, с запада - Украина. Это страны с развитым пчеловодством, более благоприятным для пчеловодства климатом, низкой стоимостью рабочей силы и солидным опытом международной торговли медом. Географическая близость к России и наличие общей границы обеспечивают им дополнительные преимущества в конкурентной борьбе за наш медовый рынок. Не трудно догадаться, куда Китай и Украина стремятся сбывать некондиционный мед, отвергнутый ЕС, США и другими странами, как не отвечающий их стандартам.


Мед из Китая может по своим органолептическим и другим характеристикам уступать российскому продукту. Однако у него есть такое немаловажное преимущество, как государственная поддержка. С 2011 году в Китае реализуется пятилетний план развития пчеловодства. К 2015 году планируется увеличить количество пчелиных семей с 8 до 10 млн., а производства меда с 300 до 500 тыс. тонн.
Не следует сбрасывать со счетов и то, что Китай, Украина и Молдова уже прошли суровую школу конкурентной борьбы на мировом рынке меда. США в 1998-2008 гг. предприняли ряд антидемпинговых санкций против меда из Китая, подняв, в конце-концов, импортный тариф на него до 220%. ЕС в 2001-2004 гг. прекратил импорт китайского меда под предлогом загрязненности его антибиотиками. Неоднократно «заворачивались» крупные партии украинского меда, поставляемого в ЕС. Дважды за последние годы лишалась права экспортировать свой мед в Европу Молдова.


Помогало Китаю, Украине и Молдове вернуться на европейский рынок меда отнюдь не их членство в ВТО, а выполнение жестких требований, предъявляемых ЕС к качеству их продукции, создание современных лабораторий и повышение квалификации их специалистов. У России в этом плане все еще впереди.
Тезис «глобалистов» о том, что членство в ВТО якобы содействует притоку новых технологий и иностранных инвестиций в экономику вступившей в эту организацию страны, не применим к пчеловодству. Как известно, пчеловодство во всех странах мира является некорпоративным, малым семейным бизнесом, в котором велика доля ручного труда. Современные технологии и оборудование используются в основном при переработке и фасовке меда и при проведении его лабораторных анализов.


Крупные медовые компании и компании - «пищевики» вкладывают свои капиталы в развитие пчеловодства за рубежом лишь в редких случаях. На постсоветском пространстве был один такого рода случай, когда швейцарская компания Senasco в 2005 году построила современную лабораторию в Ташкенте, и наладила оптовые закупки меда в Узбекистане, Таджикистане и Туркменистане, а также его поставки в ЕС.


Стандартный тезис в пользу вступления России в ВТО сводится к тому, что российский потребитель только выиграет от устранения импортных тарифов на зарубежную продукцию и снижения цен на нее по этой причине. Возможно, что это будет справедливо и в случае с ценами на мед, учитывая, что в России они давно сравнялись с ценами в развитых странах и даже превысили их. По данным Национального управления по меду США (NHB), в декабре 2011 года средняя оптовая закупочная цена 1 кг меда в этой стране составляла 3,2 долл./кг, а средняя розничная цена -11,7 долл./кг. Попробуйте найти мед по такой цене в российском супермакете.
Программы поддержки национального пчеловодства существуют в десятках стран мира. Сам факт наличия таких программ свидетельствует о достижении взаимопонимания между пчеловодными сообществами, общественностью и правительствами этих стран в вопросах сохранения и развития пчеловодства.


Членство в ВТО не закрывает каналы поддержки национального пчеловодства в рамках программ, именуемых «зеленой корзиной». Пример этому - соответствующие программы в ЕС, финансируемые параллельно из бюджетов ЕС, стран-членов и регионов.


У российского пчеловодного сообщества осталось полгода, чтобы подготовиться к вступлению нашей страны в ВТО, обсудить и разработать пути и методы защиты отечественного пчеловодства. Никто другой делать за нас эту работу не будет.
Пономарев А.С.


 



Аналогичные статьи
Фальсификация меда – угроза существованию российского пчеловодства
подробнее...
Медовые ярмарки без меда или Россия без пчеловодства
подробнее...



Поделитесь с друзьями:

Количество просмотров: 9771



Подпишитесь на обновления сайта по e-mail:


Введите вашу почту:




Назад в раздел

Комментарии